Çufut Qale, город чтецов

«Еврейская крепость», «Жидовский городок», «Пещерный город» — сейчас названий у этого места близ Бахчисарая много, но каким было первоначальное, никто с достоверностью утверждать не может. И насчет времени появления в нем караимов тоже не существует единого мнения: первая кенаса (синагога, от «кнесет») была заложена якобы в XIV веке.

Нет полной ясности и с самими караимами. Если ранние караимы в Палестине IX века были еврейской сектой, возводившей (вероятно, фиктивно) свою традицию к кумранской общине, отказавшейся от раввинистических авторитетов и, главное, от Талмуда, выводившей все правила повседневной жизни из Торы, следуя ее законам с максимальной строгостью, то поздние караимы, в Литве и в Крыму, стали самостоятельной этнолингвистической общностью — со своим языком и с жирным знаком вопроса в пятой графе. Собственное мнение караимов о своем происхождении, похоже, поменялось под воздействием дифференцирующей политики властей. Начиная с Екатерины Великой, российские власти стали отделять караимов от евреев, освободили их от дискриминационного налога и от воинской повинности, а уже в середине XIX века караимы желают прозываться не «евреями-караимами», как раньше, а «русскими караимами ветхозаветного вероисповедания»…

Если в остаток этого лета вы собираетесь попасть в Крым, запланируйте поход в Чуфут-Кале. Конечно, правильнее всего заранее подготовиться и прочитать пару-тройку исследований (слушать местных экскурсоводов почти невыносимо: Крым не Израиль, здесь, чтобы зарабатывать на туристах, лицензия министерства туризма не нужна).

Вот, например, очерк о караимах Крыма историка-караимоведа Михаила Кизилова. У него же в 2003 году вышла монография «Караимы глазами путешественника», правда, на английском языке.

А вот Артем Федорчук, многолетний организатор полевых школ в Чуфут-Кале, рассказывает о находках самого, пожалуй, известного и противоречивого исследователя караимов Авраама Фирковича. Он жил и работал в самом Чуфут-Кале, памятную табличку с его именем вы увидите на двери одного из немногих сохранившихся домов в городе. Там же (но только до шести вечера) можно наблюдать несколько занятных документов, в одном из которых, например, говорится, что «Российская Православная Церковь рассматривала всегда караимскую религию как совершенно самостоятельную и никогда не смешивала ее с еврейской религией».

Поход на Чуфут-Кале дается нелегко: на машине к крепости не подъедешь, несколько километров придется идти пешком и все время в гору по осыпающимся камням. А когда, наконец, порядком уставший, добираешься до вершины и проходишь внутрь сквозь малые ворота, становится стыдно, а к людям, жившим здесь, испытываешь смесь сочувствия и уважения: в каменных дорогах телегами выбиты почти метровые колеи.

Но, пожалуй, самое главное, что может посоветовать спустившийся с Чуфут-Кале туда поднимающемуся, так это избегать туристов. Ничто так не мешает проникаться духом опустевшего, совершенно мертвого, окаменевшего города, как самые обычные, живые и беспрестанно фотографирующиеся «на фоне вон той пещерки» люди.

И последнее: фотографии, привезенные из Чуфут-Кале, соотносятся с тем, что видишь там своими глазами, примерно так же, как мертвый город с когда-то живым и процветающим.

Все снимки — Максим Крячко


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе