Не выпендривайся

На этот раз их всего двое. Одна читала жизнь как роман, другой выпасал буддистов в Израиле. Остальные убивались — готовили вечеринку, она же утренник. Теперь главное, запомните мантру: «Я свои религиозные взгляды с педофилами не обсуждаю».


Мария Эндель

Субботнее чтение

Одна писательница пишет про евреев, вторая — про евреев-христиан, а третья — просто про христиан, не евреев. И что сказать — жизнь у христиан нелегкая: неверные мужья и жены, верные, наоборот, любовницы, ну и соблазны, соблазны.

Роман Майи Кучерской «Тетя Мотя» вполне нам эти проблемы описывает. Проблемы-то общечеловеческие, а вот решения автор предлагает христианские. В общем — если тебе изменяет муж, ну или ты ему изменяешь, если вашу совместную жизнь украшают не только дети, но и секс без любви, а также побои, то единственный выход — вы угадали — смириться. Потому что во всем нужен уклад, да и браки, известно, заключаются на небесах.

Понятно, я утрирую — роман большой, и много в нем всего: и белые, и красные, и незаконнорожденные дети благородных кровей, и русская глубинка, описанная совсем не так, как в фильме «Груз-200», редактор Тетя Мотя (филфак-беременность-прощай наука-корректор в официозной газете), и удивительный ее любовник — Михаил Ланин.

Он, между прочим, герой удалой, китаист, журналист, семьянин, весельчак, путешественник. Кудри-то у него льняные и густые, добрый молодец, да и только. А вот глаза — светло-карие. А это опасный знак. Потому что у них, у правильных и укладных, глаза должны быть голубые, как весеннее небо. И действительно, ближе к концу, когда незадачливая героиня наша под напором православных друзей и знакомых уже начинает в уклад вникать, этот былинный персонаж, который и говорит-то стихами, превращается вдруг, вы не поверите, в Илью Моисеевича Муромца. «Вот оседлал верблюда в пустыне. Вокруг сушь, чужие лица в чалмах, но на таком фоне особенно заметно — что-то болезненно-русское поет в этом мощном развороте плеч и в самом росте его — хором поет с небесами Израиля голубенькое русское небо, скользит рыжая глина дурных дорог с мокрыми, голыми деревьями на обочине…» Вот ведь незадача — даже у даоса-вьетнамца глаза темно-голубые (типичный такой цвет глаз для вьетнамца, характерный), а у богатыря Ланина — карие.

Ну уж если не повезло вам с цветом радужки, то и не выпендривайтесь. Никакое «голубенькое русское небо» вам все равно не поможет, а, наоборот, еще и посмеется над вами, как это у здешних небес принято. И по укладу у вас все равно не получится. Можете даже не пробовать.


*

Сергей Кузнецов

Сегодня хочется поделиться чужими путевыми заметками о путешествии по Израилю.

1.

Семья знакомых буддистов неделю назад отдыхала на своей исторической родине. Их десятилетнему сыну, большому моднику, на Иерусалимском базаре приглянулась черная бархатная кипа, да так, что ни на какую другую он и смотреть не хотел. Он час вертелся перед зеркалом, и вообще — так нравился себе в ней, что уже даже подумывал о принятии иудаизма.

А через несколько дней, уже на Мертвом Море, в местном торговом центре, на пути из туалета назад к семье мальчика остановил незнакомый мужчина и завел с ним (по-русски) разговор о религиозных взглядах. Мужчина, понятно, был удивлен, увидев ортодоксальную кипу на, мягко скажем, не очень ортодоксально выглядящем ребенке.
— Ты веришь в Бога? — спросил он.
— Да, — немного неуверенно ответил мальчик. С одной стороны, иудаизм он еще не принял, а с другой — разбираться, во что именно верят родители-буддисты, он тоже еще не пробовал. Может, и в Бога.
— А в синагогу ходишь?
— Да, — уже уверенней ответил мальчик, решив, что раз уж начал врать, то что уж там.
— А в какую?
— Вы не знаете, — сказал он, — я в Москве живу. Там и хожу.
Однако мужчина не отставал. Вопросы становились все заковыристей, и только появление знакомых любопытного мужчины спасло ребенка от того, чтобы завраться и запутаться окончательно.

Прибежав к родителям, с интересом наблюдавшим всю сцену из ближайшего кафе, он сказал, что больше в этот торговый центр не пойдет, а кипу будет носить только дома. Родители попытались его утешить, объясняя, что умение отвечать «нет» посторонним — важная практика, как и умение отказываться отвечать на неприятные вопросы, особенно на неприятные вопросы чужих людей, но все это не находило должного отклика в сердце ребенка.
И даже уже вернувшись в Москву, ребенок нет-нет да и посматривал на кипу неприязненно…

Наконец эту историю услышала Линор и положила конец страданиям младенца.
— Я знаю правильную фразу, — сказала она. — В следующий раз, когда к тебе подойдут посторонние с разговорами на интимные темы, ты просто скажи: «Я свои религиозные взгляды с педофилами не обсуждаю».
Мальчик был полностью утешен.

2.

Двое моих друзей на прошлой неделе отдыхали в Израиле.
На пляже в Тель-Авиве жена делает мужу массаж. Проходящий мимо старичок спрашивает:
— Сколько это стоит?
— Половину моей зарплаты, — отвечает муж мрачно.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе