Шалом ве-лехитраот: портреты

Ури Глиско, водитель, начальник отдела транспортного сопровождения иностранных туристов.

— Моя мама из Москвы. Приехала из России в 1946 году, ей было 13 лет. Дома никогда не говорила по-русски и меня не учила. Почему? Наверно, не до того ей было, хозяйство, дом, дела.
[Через два дня]: Да, конечно, не хотела говорить, хотела забыть прежнюю жизнь и никогда не вспоминать. Поэтому ни слова по-русски не знаю, но в Россию приехать хочу, обязательно приеду.
Знаете, как мои родители познакомились? Маме было 16 лет, она работала в кофейне. Папе было 20, он служил в армии, приехал домой на выходные. Зашел выпить кофе, увидел ее и сразу понял, что должен на ней жениться, немедленно. Но, имея серьезные намерения, не мог подойти сам и заговорить с ней. Придя домой, попросил своего отца пойти с ним и познакомить их. После чего пошли спрашивать разрешение у ее отца. Ну и поженились. Теперь так не бывает, трудно поверить.



Гили, только что отслужила в армии, работает на маленькой семейной ферме-винодельне Кармей Авдат в пустыне Негев.

— В армии подружилась с девочкой, дочерью виноделов, и после армии решила приехать сюда работать. Я здесь уже полгода. Тут много работы и летом, и зимой. Не скучно ли? Мне — нет, мне нужно время, чтобы понять, чем я буду заниматься, я еще не решила. Сейчас, после армии, я поработаю здесь, затем поеду путешествовать — у нас многие после армии путешествуют. Здесь на ферме есть домики для гостей — можно приехать и пожить тут, в пустыне, одному или с семьей. Мы делаем за год всего несколько тысяч бутылок вина. Еще — варенье, оливки. Лошади есть, но лошадей мы держим просто так — для себя, не для гостей.



Пес Джокер, 12 лет.

Известен в Эйлате в дельфиньем гроте. Допущен дельфинами к совместному плаванию. Приходит на пляж, добираясь любыми видами транспорта, съедает всю еду у кошек, удостоился таблички с жизнеописанием в мужской раздевалке.




Прохор, серб, монах церкви Успения Богоматери в Иерусалиме.

— Я здесь работаю при греческой церкви. Вот, видите, это придел армянской церкви, а это — греческой. Если свечи горят в этом приделе — значит, сегодня греческий день, а если здесь — значит, армянский. Сегодня — греческий. Я сюда пришел 11 лет назад, просто приехал в Иерусалим, с тех пор здесь. Живу рядом, в арабском квартале. Русский сам выучил. Я, знаете, люблю слушать книги по-русски. У меня две кассеты было — я их все время слушал. Там русский писатель Солженицын свои произведения читает. Я бы еще хотел что-то послушать, но больше у меня ничего нет, религиозные кассеты, песнопения нам часто приносят, а вот светские — нет. Если принесете, скажите — для Прохора, мне передадут.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе