Париж — Тель-Авив, билет в один конец

Почему французские евреи уезжают в Израиль?

Мне пришло письмо от незнакомого человека. Взял, наверное, мой адрес из рассылки про какую-нибудь конференцию и прислал письмо счастья, точнее, несчастья. Называется — «Юдофобская Франция», прочитайте, ужаснитесь, распространите. В письме — пафос, капслок и недостаток запятых.



«Нигде ещё пламя антисемитизма не возгорелось так яростно, как во Франции. В Монпейе зажигательная бомба была сброшена на еврейский религиозный центр, а также на синагоги в Страсбурге и Марселе, а также на еврейскую школу в Кретей. Еврейский спортивный клуб в Тулузе атаковали "коктейлями Молотова", а на статуе Альфреда Дрейфуса в Париже намалевали слова "грязный жид". В Бонди 15 человек напали на участников еврейской футбольной команды и избили их палками и металлическими прутами. По данным полиции, в городской черте Парижа за последние 30 дней наблюдалось от 10 до 12 антиеврейских атак В ДЕНЬ. Стены еврейских кварталов изуродованы надписями: "евреев - в газовые камеры" и "смерть евреям"».



Я, конечно, читала подобные тексты раньше, но старалась не поддаваться паническим настроениям их авторов. Наверное, сгущают краски, — подумала я и сейчас. Но тут же вспомнила, как в долгой очереди на паспортный контроль в аэропорту Бен-Гурион наблюдала за группой французских евреев. Они выглядели как настоящие французы — даже дети ныли на чистом французском. Но в то же время и как настоящие евреи — многие явно религиозные (но не все), а дети более раскованны, чем, согласно стереотипу, положено французским.

Шестилетняя девочка требовала у мамы кофе. Два мальчика в кипах гонялись друг за другом, перепрыгивая через рюкзаки. Родители смогли объясниться со мной по-английски, а разговорного иврита не знали вообще.

Оказалось, что они не туристы, а новые репатрианты. «Самолеты из Франции прилетают каждый день», — сказали они мне. По данным Сохнута, в этом году и правда ожидается рост числа репатриантов из Франции. В прошлом году их было, по разным данным, от полутора до двух тысяч человек, в этом будет аж 3500. Не такая уж маленькая цифра — в 2012 году всего репатриантов, как сообщает Центральное статистическое бюро Израиля, было 16 с половиной тысяч.

Что ищут эти французы в стране далекой, от какого счастия бегут? Я как-то постеснялась спросить. На уклонистов от налогов не похожи — люди явно среднего достатка.

Интересно также подумать о том, почему так не хочется верить в воинствующий антисемитизм в Западной Европе. Может, дело в том, что Европа по-прежнему в глазах многих – это что-то «культурное», «прогрессивное» и «идеальное»? И зачем им там, казалось бы, осквернение кладбищ, пусть даже чужими руками?

Некоторым идеалистам хочется надеяться, что репатриация может быть не только бегством, но и свободным сознательным выбором, путешествием или паломничеством. Но в любом случае количество кошерных французских ресторанов в Тель-Авиве будет расти.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе