Иерусалимская биеннале: Лица

Ярмарка — она вроде как, прежде всего, про книги, но при этом и про людей тоже в немалой степени. Посетители в один голос говорят, что пришли не столько книги купить, сколько на людей посмотреть и себя показать и к культуре приобщиться, опять же, не через одни только книжные корешки, а также и через вершки, то бишь интеллигентные человеческие лица.
Итак, лица:



Александр Иличевский, писатель


— Ты зачем тут?
— Потому что там — холодно, а тут — тепло.

На самом деле Иличевский представляет на иерусалимской ярмарке свою новую книгу «Город заката», Иерусалиму же, как можно догадаться, и посвященную. Книга состоит из эссе, написанных Сашей в творческом отпуске в Израиле, организованном фондом «Ави Хай», и в первоначальной редакции опубликованных на «Букнике» под не менее поэтическим названием «Прогулки по Стене».



Виталий Кабаков, русско-израильский издатель, с дочерью


— Ох, не знаю, эта русская программа, кому она нужна, русское нынче не в моде. Я вон помню, как Арбатова тут возмущалась, что одни нищие алкоголики да бабки пришли ее слушать.
— Папа, а что ты собственно имеешь против этих бабок? У тебя большой шанс оказаться в такой же компании…
— Спасибо, доченька, я так и знал, что ты меня намереваешься сдать в дом престарелых, — «Короля Лира» все читали.




Менахем Яглом, иерусалимский книжник


«Ярмарка очень хорошая, только она неправильно ориентирована. Это крупнейшая ярмарка еврейской книги в мире, которая при этом не позиционирует себя как еврейскую (а позиционирует как универсальную, среди каковых крупнейшей отнюдь не является). И если так будет продолжаться, она, увы, обречена на упадок».






Девочка Индра и шарик


«Книжники» устроили грандиозную презентацию детской серии «Кешет/Радуга». Было много детей, а также их родителей, над всей этой толпой, заполонившей немалое пространство русского стенда, гордо реяли фирменные зеленые шарики, а главное — давали спектакль, развлекательный и познавательный вместе, к тому же — с кордебалетом, то бишь детским ансамблем Арины Белозор.





Леня Коган, профессионал широкой квалификации


«Вот на французском стенде я бы сидел всю жизнь. Эмигрантская культура на русском языке делает вид, что процветает, а французская не делает вид, что процветает, — просто живет и всё».







Илья Дворкин, философ


«Главный смысл ярмарки — встретить друзей, ведь книжки находятся и без нее. Ярмарка не учитывает, что в мире произошли изменения. 20 лет назад я приходил, чтобы узнать про новые книги, — теперь все нахожу в интернете. Вообще-то этой ярмарке я предпочитаю другую ярмарку — рынок Махане Йегуда: там я всегда встречаю больше друзей, да и продукты там свежее».






Оля Премингер, режиссер

А мое любимое место на этой ярмарке — туалет под русским стендом. Потому что там за стеклом — остатки керамической фабрики Десятого легиона, две печи для обжига. Этот легион был расквартирован в Иерусалиме на протяжении двух столетий, и легионеры не только еврейские восстания подавляли, но и занимались строительством, вот, в частности, выстроили фабрику для обжига посуды и кирпичей. Ее обнаружили в 1951 году, когда строили Биньяней а-ума.





Предыдущие выпуски:

Иерусалимская биеннале: И был вечер — день первый
Иерусалимская биеннале: Наши в городе


И другие лица:


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе