Библия как пропаганда

Понятно, что никакой последовательности здесь ожидать не приходится, а размахивать книжками или свитками и призывать «Ad fontes!» совершенно неуместно, и все же, все же — у нас есть спасительное — для надежд и спекуляций — сослагательное наклонение.
Так вот, если бы у отечественных законотворцев была какая-либо логика, кроме, как полюбили говорить, людоедской, то следующим шагом должна была бы стать отмена в школах Закона Божьего, или как там сейчас называется предмет, на котором худо-бедно читают Библию. Школьники ведь несовершеннолетние? — Факт, это самый легкий термин. С сущностью «гомосексуализма» парламентарии еще не разобрались — так что будем уж как-нибудь по старинке, интуитивно. Что такое пропаганда, тоже, вроде, неясно; говорят — любая позитивная информация, любое высказывание, информирующее о явлении (гомосексуализме то бишь, что бы он ни значил), но не осуждающее его. Итак, Библия. С осуждением там как раз все в порядке — по множеству поводов и по этому в том числе: «Не ложись с мужчиной, как с женщиной»; за это дело «оба будут преданы смерти, кровь их на них» (Лев 18:22, 20:13). Особо рьяным буквалистам советую не обходить вниманием соседние стихи, где ровно то же наказание вменяется за вполне нормальную связь с замужней женщиной, а также, например, за недобрые слова в адрес родителей. Но я даже не об этом. Осуждение — да, присутствует, но и информационная ценность какова! Ведь если все прочие источники информации — Уайльда с Прустом, «Полное затмение» с «Горбатой горой» — истребят, откуда ж бедному школьнику узнать, как поцеловать соседа по парте? А вот — Библия в помощь: так и поцеловать, как женщину. Известно же, что сексуальное образование населения происходило через вопросы на исповеди: — Аще блудил еси так, сяк, наперекосяк? — Ммм… Еще нет, но попробовать стоит.

А если школьники одолеют Пятикнижие и двинутся дальше, им откроются новые горизонты. Есть в Библии как минимум одна история, которая однополую любовь — нет, конечно, не пропагандирует — она ее воспевает:

«Когда кончил Давид разговор с Саулом, душа Ионафана <сына Саула> прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу. <…> Ионафан же заключил с Давидом союз, ибо полюбил его, как свою душу. И снял Ионафан верхнюю одежду свою, которая была на нем, и отдал ее Давиду, также и прочие одежды свои, и меч свой, и лук свой, и пояс свой.
<…>
И говорил Саул Ионафану, сыну своему, и всем слугам своим, чтобы умертвить Давида; но Ионафан, сын Саула, очень любил Давида. И известил Ионафан Давида, говоря: отец мой Саул ищет умертвить тебя; итак берегись завтра; скройся и будь в потаенном месте;
а я выйду и стану подле отца моего на поле, где ты будешь, и поговорю о тебе отцу моему, и что увижу, расскажу тебе. И говорил Ионафан доброе о Давиде Саулу, отцу своему, и сказал ему: да не грешит царь против раба своего Давида, ибо он ничем не согрешил против тебя, и дела его весьма полезны для тебя… И послушал Саул голоса Ионафана и поклялся Саул: жив Господь, Давид не умрет.
<…>
И снова Ионафан клялся Давиду своею любовью к нему, ибо любил его, как свою душу.
… Давид поднялся с южной стороны и пал лицем своим на землю и трижды поклонился; и целовали они друг друга, и плакали оба вместе, но Давид плакал более.
<…>
И оплакал Давид Cаула и Ионафана, сына его, этим плачем… Как пали сильные на брани! Ионафан, на высотах своих ты убит! Скорблю о тебе, брат мой Ионафан; ты был очень дорог мне; любовь твоя была для меня превыше любви женской».



     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе