Шалом, Сальвадор!

Попросите любого из простых смертных перечислить ассоциации, рождающиеся при упоминании имени Сальвадора Дали, — и увидите, что будет. Вам непременно назовут стекающие в песок часы, усы, слонов на тонких ногах, кто-нибудь да вспомнит про сюрреализм, но вряд ли в первой пятерке окажутся звезды Давида, Стена плача, менора, и уж тем более маловероятно, что вам расскажут о том, как великий и ужасный Дали был увлечен еврейской темой целых 30 лет.

«Тебе, народ Израиля, тебе, избранный народ, вам, сыновья Авраама, Ицхака и Яакова... я сделал этот светильник и эту стену — молитесь во славу Всевышнего». Конечно же, Дали знал, что его дневник станет общеизвестным, и скорее всего, эта запись — одна из его многочисленных поз. Можно, конечно, не доверять словам, а вот с картинами как быть?
В 1934 году Сальвадор Дали был изгнан из сюрреалистических рядов за его странные, даже как будто положительные высказывания о Гитлере и однозначно отрицательные — о мировой революции. В 1940-м он эмигрировал в Америку подальше от гитлеризма, сталинизма, коммунизма и прочих напастей. Кажется, что на самом деле кроме далинизма его по-настоящему ничего не интересовало.

Увлечение еврейской и израильской темами, скорее всего, в этот самый далинизм удачно вписывалось. Но ведь теория — это только теория, а на практике после Дали остались работы о евреях и Израиле, выполненные с не свойственным ему аскетизмом: никаких там параноидальных раздваивающихся изображений, расчленений и деформации тел.

Юноша с откинутой курчавой головой — торс обвит знаменем Израиля с голубой звездой Давида, заключенные за колючей проволокой, свастика над погибшими и звезда Давида как символ надежды в небесах, еврей, разбирающий письмена Торы, корабль под флагом с шестиконечной звездой, прибывающий к палестинскому берегу, битва на Иерусалимском холме — всего 25 литографий в цикле «Алия».

Цикл «Двенадцать колен Израиля» (1973) посвящен двадцатипятилетию еврейского государства.

«Наши пророки» (1975): Моисей со скрижалями, Илья на игрушечном скакуне, Ноев ковчег, Соломон в длинных одеждах, король Саул в золотой короне, Адам и Ева, протягивающая руку к яблоку.

Все эти рисунки максимально приближены к реальности и практически лишены характерных для творчества Дали фантасмагорических образов. Работая над гравюрами из цикла «Песнь песней» (1971), он даже пытался копировать технику старых мастеров. И все-таки его уникальный почерк оставался узнаваемым. Ведь на то он и великий художник, чтобы всегда оставаться самим собой.

Через 13 лет после смерти Дали, 16 июня 2002 года, в Ришон ле-Ционе открылась выставка «Шалом, Дали». Вступление к каталогу-альбому этой выставки написал и подписал Бен-Гурион. Открывавший выставку Моше Кацав сказал, что ни один из великих художников неевреев прошлого столетия не выразил в своих творениях такой любви к еврейскому народу, eго традициям и Израилю, как Сальвадор Дали.

Как ни открещивался художник от всего, кроме своего далинизма, от сионизма (в самом широком смысле этого слова) ему, похоже, вовсе уйти не удалось.

Букник благодарит Джилиан Штейнхауэр (Jillian Steinhauer) и The Jewish Daily Forward за то, что навели на мысль рассказать вам о Дали и еврейских мотивах в его творчестве.

Еще про художников на "Букнике":
Художник, который спорит с Караваджо и евреями
Художник, который писал светящийся воздух


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе