Охотники за правдой

Ладислаус ЧатариНесколько дней назад вслед за ведущими информагенствами мы сообщали, что в Венгрии был помещен под домашний арест самый разыскиваемый нацистский преступник (его обвиняют в гибели 16 тысяч евреев) Ладислаус Чатари.

О самом интересном, конечно же, не рассказывалось: каким образом его нашли, кто конкретно этим занимался, почему арест произошел только после публикации снимка Чатари в газете The Sun, много ли еще таких «самых разыскиваемых» нацистских преступников и сколько из них уже понесли наказание?

Маша Гессен взяла интервью у главного охотника за нацистами Эфраима Зуроффа, опубликовано оно в ее блоге на сайте журнала «Вокруг света». Материал интересный, и в нем, как минимум, пара неожиданностей.

Во-первых, Маша поднимает вопросы, которые приходят в голову каждому разумному человеку, читающему о поимке очередного нациста: есть ли смысл наказывать их теперь (в списке вряд ли есть кто-нибудь моложе 90) и так ли уж хотят этого сами жертвы нацизма (может быть, перестать быть жертвами для них важнее, чем увидеть справедливое воздаяние)?

Зурофф называет семь причин, по которым он занимается своим делом, шесть очевидны («наличие ушедших от правосудия нацистских преступников загрязняет нравственную атмосферу», «прошествие времени никак не умаляет вины», «старость не должна способствовать уходу от наказания», «каждая жертва заслуживает того, чтобы увидеть, что человек, сделавший его жертвой, наказан», «ни у одного нациста не должно быть возможности спать спокойно», «когда вы смотрите на них, вы должны видеть не дряхлых стариков, но тех, кто, будучи здоровыми и сильными, мучил и убивал людей»). Седьмая причина стоит всех предыдущих: Зурофф признается, что из всех пойманных нацистских преступников ни один не раскаялся. И речь не о подлинности их чувств. Никто из них просто не сказал ни одного покаянного слова.

Во-вторых, в статье приводится совершенно потрясающая статистика.

Эфраим ЗуроффОказывается, в одном только архиве Красного Креста нацистских преступников обнаружилось почти три тысячи, «какие-то юридические действия» были совершены всего лишь в сорока (!) случаях, а обвинительных приговоров было вынесено… Эфраим Зурофф так и не сказал, сколько было вынесено обвинительных приговоров, чтобы сами преступники не узнали, обошелся формулировкой «очень мало». Может быть, один, может быть, два.

Все эти «неожиданности», на мой взгляд, открыто свидетельствуют против природы человека и общества в целом (казалось бы, ничего нового, но все равно неприятно). Маша Гессен сделала отличный материал, а знание, само собой, лучше незнания. Только вот осознание в который раз оказывается болезненным.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе