Как это (не) делалось в Одессе

Букник 24 августа 2012
155 лет назад, 24 августа 1857 года, новороссийский и бессарабский генерал-губернатор Александр Григорьевич Строганов издал предписание о недопущении на одесских улицах еврейским свадьбам ходить с зажженными свечами и музыкой. По еврейскому календарю произошло это аккурат в самом начале месяца элуль, когда, согласно традиции, принято справлять свадьбы. Чем так не угодили еврейские клезмеры, неизвестно, не иначе как ходили со своими дудочками и скрыпочками у Его превосходительства прямо под окнами. Предписание было отправлено одесскому градоначальнику, который, в свою очередь, обязал полицмейстера «истребовать от городового Раввина подписку в том, что он будет объявлять вступающим в брак евреям о настоящем запрещении». Все бы, может, и спустилось на тормозах по известной в Российской империи бюрократической нерадивости, но случилось, что спустя всего четыре месяца градоначальнику собственными ушами довелось услышать на улице, причем возле такого серьезного государственного учреждения, каковым считалась «телеграфическая станция», зажигательные и на этот раз особенно уж громкие клезмерские свадебные мелодии. Подробности этой надолго затянувшейся истории из жизни одесских евреев позволяет восстановить сохранившаяся в архиве переписка начальствующих лиц. Сам запрет утратил силу только после Февральской революции.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе