Бродский как пространство

17 февраля 2012
О том, что значила для Бродского Венеция (город, в котором родилось слово «гетто»), вы, безусловно, знаете. О Венеции писал сам Бродский. О Венеции Бродского писал Лев Лосев.

В 2002 году в издательстве ОГИ вышла книга под названием «Венецианские тетради», куда вошли эссе и стихи самого Бродского и произведения поэтов, которых он упоминал в своих венецианских текстах: Умберто Сабы, Эудженио Монтале, Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Владислава Ходасевича, Томаса Венцловы, Уистана Одена.

Недавно вышел еще один поэтический сборник, посвященный Венеции и Бродскому: «Венеция: обретенный рай».

«В некотором роде это продолжение “Венецианских тетрадей”, только на месте Бродского — фигура умолчания. Его тут нет. Есть поэты его поколения, многие из которых — его друзья, и два более молодых автора — Виктор Куллэ и Алексей Пурин», — говорит составитель сборника Екатерина Марголис.

В этой книге фигура Бродского и Венеция — не предметы изображения, а некий общий контекст, в котором происходит новая поэтическая жизнь, где сосуществуют стихи Юрия Кублановского, Александра Кушнера, Анатолия Наймана, Ольги Седаковой, Евгения Рейна, Льва Лосева, Бахыта Кенжеева и других авторов.








     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе