«Лехаим»: 8 цитат января

28 января 2013
Январский «Лехаим» разоблачает негров-антисемитов, дешифрует еврейские надгробия, иронизирует над журналистами Би-би-си, клеймит российский МИД, радуется израильским стартапам, вспоминает о карибском кризисе и поминает ушедших.


Даниил Романовский — о «черном» антисемитизме:

Ныне широко известен спиричуэл «Let My People Go» — в нем рабы-негры выразили свое чаяние, чтобы и к ним пришел Моисей и освободил их из «египетского» рабства. Менее известно, что те же самые рабы пели и другой спиричуэл — «De Jews Done Killed Poor Jesus». С другой стороны, среди евреев, как и среди белых вообще, было немало стихийных расистов, и то, что страшный Ку-клукс-клан преследовал как негров, так и евреев, ничего в этом не меняло.


Валерий Дымшиц — об одной ошибке и вытекающей из нее морали:

Электронный хохот прокатился по Интернету, когда на сайте «Академии тринитаризма» (невинное собрание ученых чудаков) появилась статья Г.Г. Котовой «Уникальные камни Псковской области», посвященная расшифровке древнеславянской надписи на камне из окрестностей Великих Лук. Древнеславянская надпись всеми — и сведущими, и не очень — была мгновенно идентифицирована как перевернутое вниз головой еврейское надгробие.


Семен Довжик — о сложностях работы тележурналистов во время последней операции в Газе:

Люди явно не понимают специфику работы СМИ в зонах военного конфликта. Вот показал репортер британской Би-би-си жертву израильской агрессии — тяжело раненного мирного палестинца, а та жертва вдруг встала и побежала, как ни в чем ни бывало. И что? Репортер — не патологоанатом, он не может тыкать пальцем каждого пострадавшего на предмет готов — не готов. Однако мировое сообщество не оценило этих тонкостей работы телевидения под огнем и обвинило телевизионную корпорацию в фальшивке.


Евгений Сатановский — о поддержке Россией палестинской «независимости»:

Наше голосование в ООН — это прямое продолжение линии Горбачева, признавшего в 1988 году палестинское государство. Чем закончилась его политика, мы помним. Поддержка нами палестинской заявки — это осиновый кол в Российскую Федерацию, хотя те, кто голосовал, это вряд ли понимают — понималка отсутствует.


Семен Лицин — об изобретении флешки и специфике израильского хайтека:

В Финляндии, близкой по населению к Израилю, вместо того чтобы сделать много стартапов, создали по существу единственную компанию «Нокиа», в которой все и работают. Потому что для финна сделать вклад в общее дело и остаться незаметным нормально. И в Финляндии — я уж не говорю о Японии или Корее — нет особенной собственной инициативы, человек занимается порученным делом, пока не станет начальником. А израильтянину важно доказать личный успех. Здесь человек, считающий, что он способен занимать более высокую позицию, не будет ждать, пока место освободится. Скорее откроет свою фирму. Я видел минимум десять попыток создать в Израиле крупную компанию в области хайтека. Все неудачные. Они не то что проваливались, но как только компания разрасталась, весь второй слой уходил на вольные хлеба.


Михаил Горелик — о двух евреях и одном карибском кризисе:

У Эрнста и Павла было огромное преимущество перед товарищами по оружию: общий язык с местными. Уходили в самоволку, завелись кой-какие знакомства, приглашали в гости, бедность тотальна: могли угостить только водой и кофе. Друзья садились на автобус или добирались до ближайших городков на попутках, попадали на кочующие из одного городка в другой карнавалы, Павел так даже и танцевал с местными красотками. Однажды в баре спросили, кто они. Эрнст сказал: русские. Все засмеялись. Непохожи они были на русских. Нет, серьезно, чехи? И тогда Павел сказал: чехи.


Никита Елисеев — памяти Бориса Стругацкого:

Они дали язык целой эпохе. Чтобы понять советский мир, его надежды, его отчаяние, его веру, его разочарования, его страхи и его бесстрашие, его силу и его слабость, надо читать братьев Стругацких: «Понедельник начинается в субботу» и «Сказку о тройке», «Улитку на склоне» и «Пикник на обочине», «Гадких лебедей» и «Хромую судьбу»…


Ирина Буланова — памяти Федора Хитрука:

Учитель был очень строг к себе. «А знаете, не все серии про Винни-Пуха так уж хороши. Только первая, в остальных есть длинноты».


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе