Пуримские бесчинства еврейских интеллектуалов

|  1 апреля 2011 Наташа Галкина   |  абсурд, история, конференции, праздники, пуримшпил, танах, традиции, эшколот, юмор

Программа мероприятий проекта «Эшколот», как мы знаем, сочетает высокоинтеллектуальные семинары с развлекательными мастер-классами. Завсегдатаи знали, что за теоретической подготовкой к Пуриму, в рамках которой была прочитана и прокомментирована книга Эстер, обсуждался абсурд в русско-еврейской культуре XX века и традиционные ашкеназские праздничные бесчинства — пьянство, азартные игры и пуримшпили — последует практическая часть. И она последовала: 20 марта толпа народу пришла на лженаучную конференцию по псевдоиудаике, продукт совместного творчества центра «Сефер» и проекта «Эшколот». И сразу поняла, что пришла не зря: прежде чем развлекать собравшихся докладами, Семен Парижский и компания предоставили им возможность утолить голод и жажду. Столы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» ломились от «ушей Амана», израильское вино текло бело-красной рекой.

Фотографии Николая Бусыгина
Все началось с самого что ни на есть академичного невербального доклада Григория Сандомирского и Марии Логофет. В процессе «чтения» музыкантами книги Эстер публика реагировала на слово «Аман»: трещала трещотками и свистела свистелками.

Биогеоценоз Эденского сада и морфологическая палеобиологическая таксономия древа познания


Затем — впервые в истории проекта «Эшколот» — стало возможным выступление докладчика через Skype. Арье Ольман, одетый в костюм зайчика, проанализировал еврейские представления о природе древа познания. Он привел пять мнений «наших еврейских мудрецов», для пущей ненаучности не всегда ссылаясь на источники:

Есть мнение, что древо познания — это инжир, он же смоква, он же кукиш, то есть, извините, фига. Предполагается, что Адам и Ева, стоя именно под этим кукишем, сорвали с него листья и сделали себе опоясание. Разумеется, наши еврейские мудрецы правы всегда. А в переводе на русский язык они правы вдвойне, потому что фига — это именно то, что показывает нам мироздание в ответ на наши тщетные попытки его познать.
По другому мнению, древо познания было этрогом. Почему? Потому что, говорят наши мудрецы, идеальное древо — это дерево-плод, дающее плод. Что такое дерево-плод? Это дерево, которое само является плодом, то есть его вкус равен вкусу плода. Возможно, так оно и было до грехопадения, но в данный момент этрог является деревом-плодом с иных позиций: у него плод имеет вкус дерева. Таким образом, если раньше все дерево имело вкус плода, теперь плод имеет вкус дерева: «Каждый, кто ел этрог, знает, что зря его ел, потому что вкус у него совершенно древесный. Но от перемены слагаемых сумма не меняется, действие равно противодействию, и глубинное свойство этрога быть единосущным своему дереву и плоду, не изменилось с тех самых библейских времен, так что древо познания именно этрогом и было. Именно поэтому мы и берем этрог в праздник Суккот, внимательно рассматриваем и думаем: “А зачем же мы его взяли?” Мы пытаемся познать смысл этой заповеди — зачем же мы держим этрог? И никак не можем этого познать, потому что мы уже не в Эденском саду».

Третье мнение гласит, что древо познания было виноградом: как только человек выпьет сок плода виноградного, так сразу все познает. Когда-то в саду Эденском это, возможно, было так. «Но в наши времена, как только человек начинает таким образом познавать, когда ему вот уже чуть-чуть осталось до полного познания, как он уже просыпается наутро с головной болью — и ничего не познал, — не без горести отметил Ольман. — Единственный день в году, именно в Пурим, человек может познавать этот самый сок плода древа познания и порождать великолепные Пурим-Торы, которые даже может потом публиковать в Интернете. Главное пуримское чудо в том, что некоторые из них сохраняют свою осмысленность даже назавтра».

Четвертое понимание природы древа познания отсылает нас к пшенице. Принять пшеницу за дерево даже в конце пуримской трапезы довольно сложно. Дело даже не в размере: «Можно было бы предположить, что в Эденском саду пшеница была как у Гулливера в стране великанов — как пшеничное зерно упадет на голову, так сразу откроешь закон всемирного тяготения», — объясняет Ольман. Для еврейских мудрецов важнее другое: благословение на пшеницу — «...сотворивший плод земли», а на плод дерева — «...сотворивший плод дерева». Эта проблема изящно решается в высокомудром ключе: в те баснословные года пшеница была подобна дереву в том смысле, что плоды давала, а сама не вяла, ведь райский сад был временем и местом полного отсутствия зла и смерти, то есть даже злаки человек не срезал и не убивал, а всего лишь собирал с них плоды.

Наконец, Арье озвучил пятое мнение: мы не знаем и не узнаем, каким деревом было древо познания. В противном случае последствия будут непредсказуемы:

Одни люди станут воровать его отростки, чтобы растить у себя в саду. Другие в рамках антинаркотической кампании эти посадочки выпалывать, а рассады уничтожать. Поэтому прогресс всемирного знания и борьба умов перейдет в совсем другую плоскость: начнется движение гроверов, выращивающих деревца познания на подоконниках, появятся голландские гибриды древа познания, и за хранение количества, превышающего спичечный коробок, будут сажать в тюрьму. Кому это нужно? Поэтому гораздо лучше, если люди не узнают, что это было за древо, и станут заниматься познанием посредством умственного усилия, чем мы на нашей конференции и будем заниматься.
Опьянение хорошо, а похмелье — лучше


По понятным причинам особенно актуальным стал доклад Семена Парижского о мотиве мистического похмелья в еврейских источниках:

Феномен мистического опьянения хорошо изучен как в еврейской культуре, так и во многих других. Что же касается мистического похмелья, то это явление изучено значительно меньше, и существующие источники касаются в основном русской культуры.
Начав выступление эпиграфом из «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева: «Все вырастает с похмелья ровно настолько, насколько все казалось ничтожней обычного, когда ты был пьян», — Семен проанализировал два средневековых источника: плутовскую новеллу (макаму) пера Шеломо ибн Цакбеля (Ибн Сахла) и фрагмент из книги Зохар. Сопоставляя эти тексты на лингвистическом и повествовательном уровнях, Парижский убедительно доказал, что выражение «сраженные вином» (халумей яин) следует трактовать не как опьянение, но как состояние похмелья. Слушатели благожелательно кивали: мысль о традиционности получения мистического опыта в состоянии похмелья многим показалась жизнеутверждающей.

Map of the World according to Jewish Science


«К сожалению, настоящая аутентичная научная академическая еврейская география (далее «НАНАЕГ» — Н.Г.) еще не получила достаточного распространения, как парапсихология, народная этимология, музыкальная терапия, еврейская математика, еврейская биология и еврейская химия», — начала свое выступление филолог Александра Полян.

В качестве вступления к докладу она выбрала эпиграф из книги еврейского писателя А. Шамоша «Тростник и корица»: «Тогда же, в общеобразовательной школе, мы изучали описание земли, историю, краеведение, счет, естествознание и пение. Учитель описания земли был помешан на теме воды».

Эзотеризм географии, неприменимость ее к реальной жизни и даже опасность ее изучения осознавались и в русской культуре. Ссылаясь на диалог между Правдиным и Простаковой из «Недоросля» Фонвизина, Полян утверждает, что в «братской русской культуре» на изучение географии налагались возрастные и сословные ограничения. Кроме того, география как знание внешнее и бесполезное противопоставляется истинному эзотерическому знанию, которым обладает Митрофан. «Это абсолютно верно: достижения современной НАНАЕГ показывают, что достижения общепринятой географии представляют собой не что иное, как результат фальсификации. Не так давно это доказали британские ученые и американские картографы». В доказательство Полян продемонстрировала результат их исследований: карту, на которой страны обозначены в соответствии с их народонаселением и еще одно новейшее достижение американской картографии.

Среди примеров истинных антинаучных открытий, представленных в идишской литературе, следует упомянуть «Путешествие Вениамина Третьего» Менделе Мойхер-Сфорима и «Благочестивую Тирцу» А.М. Дика. Из последней становится очевидно, что во времена царя Соломона на территории Палестины проживали ваххабиты:

Во времена, когда правил царь Соломон, жил в одном из оазисов среди ваххабитов ученый еврей по имени Амиѓуд, сын Эзрияѓу из колена Завулона. Он был богатым купцом. У него было больше сотни верблюдов, на которых он совершал поездки в дальние страны. <...> Было у него много слуг. Он был очень благочестивым и добрым, и его имя славилось среди всех евреев и арабов, которые жили в том оазисе.
Полян предлагает составить «новую подлинную научную карту мира», не только принимая в расчет приведенные озарения еврейских писателей и современных носителей еврейской истины, ставших известными благодаря достижениям еврейской этнографии, но и учитывая тенденцию перенесения на Землю Небесной географии. На новой карте мира должны присутствовать населенные пункты, встречающиеся на духовном пути еврейских авторов: Пятогниловка и Тунеядовка Менделе Мойхер-Сфорима (остановки Вениамина Третьего на пути в Сион), Егупец и Касриловка Шолом-Алейхема, Небывалое и Лойхояполье («Здесь-ничего-не-было») Исроэла Аксенфельда. Самым перспективным направлением НАНАЕГ Полян видит гематрию: так, например, она показывает, что гематрическое значения городов Римини и Сколково сопадают.

«Золотой теленок» как агадический мидраш


Выступление Виктории Мочаловой (чью личность, однако, нельзя опознать достоверно, так как выступавшая была в маске) было посвящено библейским интертекстам в романах Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Свою гипотезу о том, что жанр романов следует определить как агадический мидраш, Виктория Мочалова последовательно проверяет, сопоставляя символику чисел и топонимов названных произведений с библейской символикой:

Остап Бендер и Корейко заняты изготовлением золотого тельца, который, в их представлении, поможет им выйти из земли Египетской. Ее в романах воплощает Советская страна: «Тело мое прописано в гостинице “Каир”, а душа манкирует, ей даже в Рио-де-Жанейро не хочется» (ср. роптание и резиньяцию израильтян в пустыне); «Светилась вся пятилетка, затмевая блеском старое, примелькавшееся еще египтянам небо».
Инерция маскильского занудства как горько-сладкого удовольствия


Филолог Ася Вайсман на примере автобиографических повествований еврейских просветителей XIX века (в основном поэта и прозаика А.Б. Готлобера) рассмотрела некоторые аспекты поэтики занудства. Вопрос, который волновал докладчицу, можно сформулировать так: «Что побуждает авторов описывать мельчайшие подробности сюжетно-незначимых событий?» Анализируя корпус рассматриваемых текстов, она замечает:

Здесь пафос побеждает иронию, контекст — дискурс, а коллективное бессознательное одевается в кошерный субботний прикид и предстает коллективной памятью или записью в пинкасе. Тексты, на которые повлияли особенности поэтики занудства, написаны как будто специально для современного исследователя и читателя. <...> Чтобы мы научились наконец находить удовольствие не в поворотах сюжета, не в красочном блеске метафор, не в покалывании юмора и сарказма, а в повторах, пробуксовках, умолчаниях, уточнениях и нарочитом обеднении фабулы.
Опознание автора Мегилат Эстер с использованием дедуктивного метода


Историк Элиша Зинде обрадовал собравшихся заявлением: «Научный ответ на вопрос об авторстве Мегилат Эстер блестяще сформулирован в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона и с тех пор не претерпел существенных изменений: “Автор ее (книги Эстер — Э.З.) с точностью неизвестен”. Рад объявить, что с сегодняшнего дня эта формулировка признается морально устаревшей. Автор Мегилат Эстер известен». Элиша применяет к книге Танаха дедуктивный метод, рассматривая ее как записи свидетельских показаний, и узнает имя следователя, точнее — следователей: в результате подробного анализа становится очевидно, что ими были царь Персии и Мидии Артаксеркс I и пророк Нехемия.

«Работы нет, языка нет, трудно, трудно!»


Доклад Светланы Пахомовой «Заклинательная функция нытья в нарративе “русских” персонажей израильских кинолент» был посвящен непониманию израильтянами глубин традиции восточно-европейского еврейского нытья. Обозначив культурный контекст алии конца 80-х — начала 90-х годов, докладчица привела пример из культовой израильской телепередачи «Эрец неедерет», отражающий представление израэли о среднестатистическом эмигранте из бывшего СССР: кассирша баба Люба произносила фразу «Эйн авода, эйн сафа! Каше, каше!» — «Работы нет, языка нет, трудно, трудно!» Светлана поделилась гипотезой о возможных причинах подобного поведения новых репатриантов: в ашкеназской культуре бытует представление, согласно которому хвалиться достатком, работой и здоровьем не принято из боязни сглаза. При таком подходе восточно-европейское «нытье, плач, жалобы, сетования, стенания, рыдания, вопли, ропот и прочее хныканье» видится в новом свете и даже приобретает мистическо-магический аспект, которого не смогли разглядеть недостаточно грамотные по части восточно-европейского еврейского фольклора израильтяне.

Иван Сусанин как еврей


Филолог Леонид Дрейер выступил на чуждом поле исторических исследований, полагая, что именно филологическая подготовка позволит ему выделить то, чего не увидели профессиональные историки: пролить свет на личность Ивана Осиповича Сусанина.

Если обратиться к таким авторитетным изданиям, как «Википедия», мы увидим:

Согласно легенде (не подтвержденной научными изысканиями), был нанят отрядом войск Речи Посполитой <...> в качестве проводника в село Домнино, где находился Михаил Фёдорович Романов. Сусанин завел вражеские войска в болотистый лес, где был ими замучен за отказ указать верный путь.
Леонид заостряет на этом тексте особое внимание слушателей: несмотря на то, что ряд видных историков уделял внимание рассматриваемому персонажу, их исследования не привели к каким-либо вразумительным результатам. Если говорить о фактах, экспозиция получается такая: польские и литовские люди в костромском лесу убивают Ивана Сусанина. Не представляется возможным определить дату его смерти: то ли осень 1612 года, то ли зима 1613-го. Становятся неубедительными версии о его смерти: если он зимой 1613 года завел поляков и литовцев в болота, почему же эти болота не замерзли в условиях суровой русской зимы? Если же они замерзли, поляки и литовцы не могли заблудиться, потому что оставляли следы на снегу. Ряд таких и более мелких несовпадений вынуждает нас задаться вопросами: кем был Иван Сусанин? как он оказался в такой компании? и насколько благосклонной оказалась к нему сначала российская, а затем советская наука?

В поиске ответов Леонид обращается к имени героя. Иван Осипович Сусанин: имя — библейское, отчество — тоже, «Сусанин» же — крайне редкое имя в русском ономастиконе, что заставляет филолога задуматься о том, насколько эта фамилия является адаптацией какой-то другой фамилии. Вызывает удивление и место его рождения: в разных источниках указаны деревня Деревеньки и деревня Деревнищи, место явно мифологически-эпического характера. Это позволяет предположить, что либо данные о месте его рождения утрачены, либо искажены впоследствии.

Наконец, смущает его роль как проводника поляков и литовцев. Псевдодокладчик утверждает, что Иван Сусанин был еврейским купцом, сопровождавшим польско-литовское войско на территории нынешней Костромской области, и заблудился вместе с ними. Прежде всего — кто в то время мог знать польский язык? Тот, кто жил в области непосредственного контакта с поляками, то есть, скорее всего, еврей. Вопрос о датировке снимается: 1612 и 1613 годы относятся к одному году еврейского календаря, а именно 5373 году от сотворения мира.

Имя Иван Осипович Сусанин довольно легко реконструируется как Йоханан бен Йосеф Шушани. И если фамилия «Сусанин» для русского ономастикона крайне редка, то поиск Йоханана Шошани в «Гугле» выдает целый ряд совпадений. Все это заставляет сделать вывод о том, что официальная наука в России вопреки народным преданиям вымарывала информацию об Иване Сусанине, не желая открыть его еврейское происхождение и вклад в становление династии Романовых. Однако еврейский народ, конечно же, чтит своего героя, который прославил еврейство в России на долгие годы вперед. В завершение доклада Дрейер заметил, что великий исследователь русско-еврейских контактов А.И. Солженицын ошибся, назвав свою книгу «Двести лет вместе»: ее следовало бы назвать «Четыреста лет вместе».

Персидские корни израильской ортодоксальной партии


Завершил конференцию Дмитрий Слепович, выступивший с феерическим лжедокладом «Еврейская музыкальная традиция в Древней Персии конца V века до восстания Маккавеев» по «Скайпу» из Нью-Йорка (для чего, кстати говоря, встал в шесть утра по местному времени). Он рассказал о якобы найденном при недавних раскопках манускрипте первого этномузыколога в мире, еврея из древней Персии. Углеродный анализ показал, что рукопись датируется примерно 486 годом до в.М.

Сохранившиеся на папирусе записи интервью с коэном и цадиком Али Рабиновичем содержатся уникальные свидетельства типового содержания синагогальных гимнов, певшихся в центральной части страны. Характерной чертой их мелодики является опора на хроматические распевания основных ступеней лада в запевах и хроматические секвенции в припевах. Это поистине революционное по значению открытие в музыкальной науке, поскольку до этого считалось, что в паралитургических напевах того периода господствовала преимущественно диатоника.
Подъем в еврейской культуре описываемого периода переживал и театр, и в постановках воспевалась царица Эстер (Хадасса). Дмитрий Слепович открыл глаза собравшимся на тот факт, что Одесса не только получила свое название от еврейского имени царицы, но и унаследовала ряд характерных музыкальных жанров Персидской Империи. Свидетельства анонимных этнографов указывают на распространенность в пограничных районах заклинательных песен оригинального жанра под названием «Шос»; то были молитвы об отстранении царя-каннибала и законного суда над ним. Археологи утверждают, что «Шос» — это аббревиатура, которую на русский язык можно перевести как «шоб он сел», а персы пели песни этого жанра во время известных событий Пурима. Впоследствии именно в честь таких песен была названа ортодоксальная израильская партия «Шас».

Пурим без конца:
Лженаучная конференция по псевдоиудаике. Издранные доклады
Евреи и вино
Пуримшпили


     

     

     


    Комментарии