Дина Годер: «Документальная анимация — израильское ноу-хау»

27 августа 2013
Беседу ведет Ада Шмерлинг.
В июне в Еврейском музее и центре толерантности в Москве проходил 1-­й Фестиваль новой израильской анимации. Отбором фильмов для него занималась Дина Годер, программный директор Большого фестиваля мультфильмов. На БФМ­-2013, который состоится в Москве этой осенью, израильская анимация также будет присутствовать, причем отдельной программой. Пользуясь случаем, журнал «Лехаим» расспросил Дину Годер о том, что представляет собой анимационная индустрия Израиля сегодня.

Дина Годер. Из личного архива

Ада Шмерлинг Столь объемно и представительно израильская анимация в России еще не демонстрировалась. Более того, о ней вообще у нас мало кто знает.

Дина Годер Единственное, что знают в России люди, интересующиеся мультипликацией, — это то, что в Израиле есть сильная киношкола в Академии искусств «Бецалель» в Иерусалиме. В действительности таких школ в стране несколько, но на международных кинофестивалях обычно присутствует только «Бецалель». Остальные попадают туда редко и штучно, поэтому как единая школа и уж тем более как индустрия израильская анимация не воспринимается. Тем не менее уже сформировалось и то и другое. Причем за довольно короткий срок.

АШ Как давно в Израиле снимают мультфильмы?

ДГ Поскольку страна молодая, говорить о серьезных традициях не приходится. Можно, конечно, вспомнить несколько совсем старых фильмов, сделанных на территории нынешнего еврейского государства. (В их числе первый фильм на иврите: «Приключения Гади бен Суси», сделанный в 1931-м Арье Навоном. — А. Ш.) В 1960‑х был снят «Иосиф-Мечтатель» — первый на Ближнем Востоке полнометражный мультфильм (завоевавший в 1962-м приз как лучший анимационный фильм в Каннах. — А. Ш.). Первая волна создания анимационных студий пришлась на 1980–1990-е, в немалой степени благодаря репатриантам из бывшего СССР, принесшим с собой традиции русской и советской школы, которые, впрочем, не оказали в дальнейшем серьезного влияния на израильтян. Однако до начала XXI века израильской анимации как заметного явления все-таки не было. Можно было говорить только об отдельных фильмах, отдельных людях…

АШ Не существовало индустрии?

ДГ В «Бецалеле» не было даже факультета анимации. Все ограничивалось случайными вспышками интереса к жанру. Так продолжалось до начала 2000-х, пока некая американская компания не вложила деньги в анимационную студию и образовательную программу. Через пару лет компания стремительно покинула израильский рынок, признав его коммерчески бесперспективным. Однако даже кратковременный приход американцев дал импульс для последующего развития местной анимации. В итоге сегодня в Израиле существует несколько крупных анимационных студий. Одна из ведущих — «Pil Animation», которая делает сериалы для детей. Другой сильный игрок на детском рынке — студия «Pitchi Poy». Кроме того, важнейшую роль играют детские телеканалы «Хоп» и «Бэби» — главные заказчики анимации в Израиле.

АШ А если говорить об авторской мультипликации?

Кадр из фильма Сариела Кесласи «Старая новая земля» («Altneuland»), Израиль, 2012 г. Еврейский музей

ДГ На этом направлении в Израиле сложная ситуация: поскольку нет гос­поддержки, приходится либо искать частные гранты, либо снимать в копродукции с иностранцами. В результате как только израильский мультипликатор становится сколько-нибудь заметен, он вынужден выбирать — или, отказавшись от авторских амбиций, работать для местного телевидения, или искать работу за рубежом.
Это обстоятельство, кстати, было отражено в программе 1-го Фестиваля израильской анимации в Моск­ве: в блок авторских фильмов пришлось включить ленты, либо снятые израильтянами в Европе, либо в копродукции. Только из израильских фильмов собрать авторскую программу, как выяснилось, непросто: «свое кино» люди снимают за собственный счет, поэтому делают короткие, как правило, одно- или двухминутные фильмы.
А вот собирать программу из студенческих картин — это счастье: есть из чего выбрать. Страна маленькая, зато школ анимации много. Конечно, все зависит от того, с чем сравнивать: в Китае, к примеру, таких школ тысячи. Зато в сравнении с Россией Израиль точно выигрывает по очкам. Помимо киношколы в Хайфе, которая пока не может считаться сильной, отмечу четыре основные — в Тель-Авиве, Рамат-Гане, Сдероте и Иерусалиме. А в России, боюсь, и четырех не наберется.
Сильнейшая из израильских школ анимации на сегодня, конечно, в «Бецалеле», где студентов учат работать в самых разных техниках, ни в чем не ограничивая их фантазию. А в компьютерной анимации «Бецалель» вообще легко даст фору всем российским киношколам, где с этим дело обстоит или плохо, или вообще никак. Кроме того, израильские студенты отлично работают с абстракциями, линиями и цветом, делают замечательные музыкальные клипы, где нет никаких фигуративных изображений, и т. д. В России, надо признать, такого совсем не умеют делать, да и толком нигде не учат.

АШ По какому принципу формировалась программа первого фестиваля?

ДГ Прежде всего я отказалась от идеи использовать в качестве критерия отбора еврейские сюжеты. На эту тему снимают везде, а мне хотелось представить анимационную индустрию именно Израиля, во всем ее в жанровом и стилистическом разнообразии.

АШ А в каком ракурсе будет представлена израильская анимация в рамках Большого фестиваля мульт­фильмов — 2013?

ДГ Тут я изменила принцип отбора. В частности, на БФМ-2013 будет отдельная программа киношколы «Бецалель», а также смешанная студенческая программа разных школ. Вместо традиционной для фестивалей линии авторского кино мы представим документальную анимацию, ставшую мировым трендом после израильского «Вальса с Баширом» (полнометражного мультфильма Ари Фольмана, завоевавшего «Оскар». — А. Ш.). Сейчас в этом жанре работают аниматоры повсюду, но все-таки он является израильским ноу-хау, а потому именно в Израиле документальной анимации делается особенно много. И, что примечательно, на нее даже выделяются некоторые, пусть и небольшие, суммы из госбюджета.

Кадр из фильма Асафа Аграната «Автобусная поездка и цветы в ее волосах», Франция, 2005 г. Еврейский музей

АШ Есть ли у израильской документальной анимации черты, свойственные только ей?

ДГ Она заведомо ориентирована на социальные и политические проблемы. Потому довольная жесткая и порой депрессивная. Впрочем, это характерно и для израильской авторской анимации в целом. Превалируют сюжеты, связанные с Холокостом, Войной Судного дня, противостоянием, всегда сопровождающим Израиль. Например, на фестивале в Еврейском музее я показала «Сказку феи», снятую в 2003 году по мотивам рассказов и рисунков израильских детей, переживших бомбардировки. Сюжетной основой фильма стали их ответы на единственный вопрос: «Что бы ты попросил у феи?» Дети были из самых разных семей, и ответы были разные, но сводились они, в общем, к одному: дети хотят мира.
Эмоционально тяжелые ленты — особенность израильского кинематографа. Поэтому, составляя программу авторского кино, я столкнулась с дефицитом смешных лент. Но все же постаралась представить израильскую анимацию во всей полноте жанров и тем: от детских сказок до политической сатиры, от агитроликов экологических активистов до фильмов против гомофобии, от телесериалов для малышей до чистого артхауса. Был, например, фильм «Умереть от любви» самого знаменитого израильского режиссера Гила Алкабеца, ныне работающего в Германии. В одном пакете с классиком мы показали получившие множество наград выпускные картины молодых израильтян, учившихся за границей: Томера Ешеда («Эта чудесная природа», Германия), Асафа Аграната («Автобусная поездка и цветы в ее волосах», Шотландия), Аси Лукин («Pecatum Parvum», Англия), Ирины Литманович («Хеломские обычаи», Россия). Одновременно с этим была авторская анимация, снятая в самом Израиле. В частности, главный израильский хит — музыкальный клип «Her Morning Elegance» Юваля и Мерав Натан, а также совсем свежий фильм израильского студента Сариела Кесласи «Altneuland», снятый по мотивам утопического романа Теодора Герцля, предрекавшего создание еврейского государства. Эта лента представляла израильскую школу анимации на самых престижных фестивалях, включая Каннский кинофестиваль.



    • На каком языке говорят мультики?

      Сегодня / Лица 27 августа 2013

      Израильско-российские режиссеры-мультипликаторы Ася Лукин и Ирина Литманович — о своих фильмах, о зрителе, которого можно считать идеальным, и о том, какую страну они готовы назвать своей

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе