Хранители. Часовые. Сторожа

Алан Мур, Зак Снайдер и "Хранители" в Пулях над Бродвеем

Вообще говоря, это очень простая история. О том, что ты всегда среди чужих и редко когда "свой". Об упорстве отчаявшихся.

Супергерои - от Супермена до Людей Х - в духовном смысле ведут историю от людей, потерявших свою землю: супергерои лишены родины, или корней, или идентичности, или хотя бы детства. Инаковость и изгойство – две важнейшие темы любого спасителя мира, будь то супергерой, пророк или гений. Большинство супергероев обитает на границе - между человеком и нечеловеком или законопослушным обывательством и беззаконием, причем порой они и сами не замечают, как пересекают эту границу. В модусе внутреннего изгнания не всегда возможно предугадать, когда нарушишь неписанные законы окружающего большинства.

В любую минуту благополучные придворные евреи могут быть изгнаны из страны эдиктом королевской четы (поскольку такова нынче политическая конъюнктура) - и в любую минуту Хранители, сборище полезных обществу «иных», могут быть объявлены вне закона (поскольку политическая конъюнктура нынче такова). В любую минуту уважаемый врач Франсиско Мальдонадо да Сильва может быть арестован и казнен за то, чем он является и во что верит, - и в любую минуту Роршах рискует оказаться живым в тюрьме или трупом в канаве лишь потому, что не отступился от своей работы.

Истории супергероев отличаются от простых человеческих лишь тем, что, как правило, рано или поздно обретают некую завершенность, - и к тому же, в жизни супергероев отчетливее видно предназначение. Так было с самого появления комиксов: супергерой – это человек, чья жизнь наполнена смыслом (в противовес серой толпе, которую супергерой спасает).

Безумный гений Алан Мур поступил с супергероями жестоко: он оставил им призвание, целеустремленность и талант влипать в неприятности, но лишил всякого смысла. Супергерои стали человечнее - и вряд ли они счастливы такой метаморфозой. Голем, который, как полагает великий американский художник комиксов Уилл Эйснер, был предтечей супергероя, в осознании своего смысла не нуждался: ему хватало имени Бога или слова «истина» на лбу. Хранителям смысл необходим, но для них он остался в прошлом - в тех временах, когда общество еще не отвергало супергероев.

Эту историю довольно трудно перенести на экран - и однако же, «Хранители» экранизированы. О книге, о фильме и об их создателях сегодня и пойдет речь.


     

    • Бьют часы на старой башне

      Феликс Зилич 19 марта 2009

      Искусство, бывшее пристанищем честолюбивых юродивых, превратилось в потеху для масс. Джерри Сигел умер, Нил Гейман сменил профессию, Фрэнк Миллер сошел с ума, Алан Мур проклял свой бизнес и скрылся в шотландских топях. Говорят, обитатели Баскервиль-холла до сих пор слышат по ночам его стоны, предвещающие смерть очередного коллеги.

    • У высоких берегов Амура

      Станислав Лукьянов 19 марта 2009

      За пять с половиной минут на экране появляется сбросивший атомную бомбу бомбардировщик «Энола Гей», Энди Уорхолл, Дэвид Боуи, Мик Джаггер. Оживают знаменитые фотографии Дня Победы на Таймс-сквер и антивоенного марша 1967 года, группа супергероев имитирует «Тайную вечерю» Леонардо да Винчи.

    • "Мясо! Мясо! Мы едим его сырым!"

      Сегодня / Пули над Бродвеем Максим Эйдис 19 марта 2009

      Поклонник романов Томаса Пинчона, Алан Мур обожает постмодернистские игры - а потому его комикс не только изобилует бесчисленными литературными и музыкальными аллюзиями, но еще и включает в себя вырезки из никогда не существовавших газет, книг, рекламных листков и полицейских отчетов. Мало того: Мур умудряется вложить внутрь своего комикса другой, получается «комикс в комиксе».

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе