Постигать Слово Божие, редактировать Господа Бога и не уступать Гарри Поттеру

9 октября 2007
На наши вопросы о новом переводе Библии ответили директор издательства «Гешарим / Мосты культуры» Михаил Гринберг, научный редактор перевода, профессор СПбГУ, кумранист и библеист Игорь Тантлевский, и переводчик д-р Арье Ольман, гебраист и библеист, преподаватель Еврейского университета в Иерусалиме.

Чем обусловлена потребность в новом переводе Писания? Чем плохи уже существующие и, соответственно, чем новый перевод от них отличается?

М.Гринберг. Фото М.МихальчукаМихаил Гринберг: Предыдущий перевод –под редакцией Давида Йосифона – был сделан 40 лет назад в связи с массовой эмиграцией советских евреев в Израиль. Главная его задача заключалась в том, чтобы дать точный перевод еврейского текста с транскрипцией имен собственных, максимально приближенной к израильскому ивритскому произношению. Следование этим принципам происходило зачастую в ущерб русскому литературному языку и приводило к корявостям стиля и неприемлемым для русского уха звуковым сочетаниям (Бырейшит, Йышаягу).

Наибольшей популярностью в России продолжает пользоваться синодальный перевод, с литературной точки зрения, безусловно, лучший, но с точки зрения иудаизма – неприемлемый. Синодальный перевод «грешит» вкраплениями христианской экзегезы, а также использованием многочисленных выражений, словосочетаний, терминов, которые твердо закрепились в сознании русскоязычного читателя, в том числе и еврея (!), как относящиеся к христианской идеологии и мироощущению.

Наше издание стремится сочетать точность перевода масоретского текста с правильностью современного русского языка, а комментарии и сопроводительные статьи служат тому, чтобы поместить тексты НаХа (Невиим у-Ктувим, Писания и Пророки) в исторический и географический контекст и проиллюстрировать их достижениями современной гебраистики.

И.ТантлевскийИгорь Тантлевский: Мы стремились по возможности точно передать библейский текст на современном русском языке – без "облегченных чтений", "сглаживаний", переложений, парафраз и т.п. – с учетом новейших достижений библейской текстологии, сравнительной семитологии, интегральной библейской герменевтики, эпиграфики, археологии и т.п. Во многих случаях не только отдельные термины, но и целые фразы, пассажи, как выяснилось, имеют вовсе не то значение, какое в них вкладывалось нашими предшественниками. В комментариях мы приводим возможные альтернативные интерпретации отдельных фрагментов масоретского текста; вариантные чтения, зафиксированные в библейских рукописях из Кумрана, а также в древних переводах: Септуагинте, Таргуме, Сирийской версии, Вульгате. Присутствуют также краткие реальные и исторические комментарии; переводу предпосланы подробные введения; присутствует глоссарий и исторические карты, облегчающие читателю восприятие библейского текста.

Кто инициировал этот проект, и кто его осуществляет?

Михаил Гринберг: Нужда в новом переводе назрела давно, и издательство "Гешарим" выступило с инициативой, которую поддержал главный раввин России Берл Лазар. Спонсором проекта стал американский бизнесмен Джордж Рор, семья которого уже на протяжении многих лет поддерживает различные культурные проекты, в том числе – издание базовой литературы по еврейской традиции.

Мы обратились к десяткам специалистов – переводчиков и редакторов, и выбрали из них тех, кто осуществлял работу над первым томом. Главным редактором издания был д-р Александр Кулик, преподаватель Иерусалимского университета, научным редактором – профессор Игорь Тантлевский, переводчиком – д-р Арье Ольман. Литературную редактуру осуществил Михаил Вайскопф, известный филолог-славист. Он рад своему участию в библейском проекте – сравнивает себя с Мартином Лютером и шутит, что стал «редактором Господа Бога».

Вполне естественное удивление вызывает тот факт, что вы начали свой проект с Ранних пророков – в каком-то смысле маргинальной части Танаха, а не, скажем, с Пятикнижия.

Михаил Гринберг: В издательстве "Гешарим" имеется (и многократно переиздается) сравнительно новый (15-летней давности) перевод Торы с комментариями раввина д-ра Герца, который почитается лучшим современным переводом. К тому же, он сопровожден комментариями, приемлемыми для современной интеллигенции.
Разумеется, когда мы закончим работу над НаХом, то вернемся к Торе и сделаем новое издание в соответствии с разработанными принципами.

Игорь Тантлевский: Книги Пророков – это самые ранние подлинно исторические книги (в мировой истории литературы), из них мы черпаем важнейшие сведения по истории, идеологии и культуре древнего Израиля и Иудеи и окрестных стран, но, безусловно, вы правы: с авторитетом Торы не сравнится никакая другая книга на свете вообще. Может быть, поэтому и было принято решение осуществить этот самый ответственный перевод последним – до того проникшись духом, "вжившись" во все другие библейские книги самых разнообразных жанров.

Кто целевая аудитория этого перевода? Русcкоязычные религиозные евреи? Не только религиозные? Не только евреи?

Игорь Тантлевский: На мой взгляд, все русскоязычные читатели. Почему переводчики Библии на русский язык должны и в XXI веке ориентироваться в передаче имен, топонимов и т.п., в конечном счете, на традицию древнего греческого перевода (Септуагинты)?

Михаил Гринберг: Аудитория – все, кто читает по-русски и хочет ознакомиться с библейскими текстами в общекультурном и историческом контексте в их адекватном переводе на современный русский язык и. Это и религиозные евреи, и те, кто в процессе тшувы; это российские специалисты-ученые и самая широкая публика вне зависимости от пола, возраста и национальности. Текст Библии – один из фундаментов мировой культуры и мировоззрения, и потому следует дать его на русском языке в виде, максимально приближенном к оригиналу - так, как он был дан еврейскому народу из Первых рук.

Ну и самое интересное: как вы оцениваете результаты и каковы дальнейшие планы в рамках этого проекта?

А.ОльманАрье Ольман: Планировался очень полезный проект, получилось же во многом не пойми что. Во-первых, спонсор захотел только небольшой томик, поэтому комментарии в объём не влезли. Научный редактор всё же отстоял некоторые пояснения археологического плана, которые смотрятся в тексте одиноко и странно. Во-вторых, команда не очень сработалась. Я, переводчик, плохо понял задачу, литературный редактор понял её тоже не очень хорошо, но по-своему, и началась вкусовщина, потом научный редактор всё переделал на свой лад, причём переводчик, литературный редактор и научный редактор смотрели на текст с трёх совершенно разных колоколен. А руководитель проекта пытался всех привести к одному знаменателю, но был очень занят.
Что касается дальнейших планов, то я не вижу у этого перевода будущего без комментария в достаточном объеме.

Игорь Тантлевский: Недостатки всегда есть: я бы, например, хотел видеть в книге издание масоретского текста, воспроизведенное на основе Петербургского кодекса, с соответствующими паратекстуальными элементами; исправить досадные опечатки; расширить некоторые комментарии. Но общую концепцию нашего перевода я считаю перспективной, а сами новые переводы актуальными – они позволяют русскоязычным читателям лучше понять и точнее интерпретировать многие пассажи Книги книг, постигать Слово Божье.

Михаил Гринберг: Известно, что тиражи Библии в мире больше, чем тиражи Гарри Поттера. Да и наша Тора – самая покупаемая книга издательства. Когда новый НаХ будет дешевле (при увеличении тиражей), то и эта книга станет массовой.

Процесс разработки концепции перевода, комментариев, структуры продолжается. Мы, например, намереваемся выпустить пробный том перевода одной из библейских книг с параллельными комментариями учителей Талмуда и проанализировать реакцию читателей. Уже сейчас мы учитываем отклики, в том числе и критические. Они есть, хотя том принят благожелательно, особенно хвалят русский язык. Есть замечания, которые мы, безусловно, учтем в переизданиях – ведь пока это "пилотный" том.

Следующий том – "Поздние Пророки" – увидит свет через полтора года, а затем – с интервалом в год – 1-я и 2-я части Писаний. То есть, с Б-жьей помощью, завершим весь НаХ к концу 2009 года.


    • По приказу Птолемея Филадельфа

      Сегодня / Фикшн Кирилл Боголюбов 15 сентября 2007

      Что делать? Повышать, прежде всего, простую книжническую грамотность. Просто тупо учить древнееврейский. Хоть по стиху в день – вместо утренних и вечерних молитв. И это приблизит срастание с этим словом, с этим мифом. А разве мы не хотим приблизить его окончательную реализацию?

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе