Мальчик Мотл и другие сироты

К 150-летию Шолом-Алейхема

Мы не отметили 150-летие со дня рождения Шолом-Алейхема, когда полагалось, - в марте. Но это значит только одно - мы празднуем его юбилей весь год.

Олег Юрьев восхищается штанами мальчика Мотла и находит всю идишскую литературу в положении сироты.
Валерий Дымшиц рассуждает об аргентинских борделях и необходимости комментированных изданий.


     

    • Нервный тик

      Валерий Дымшиц 9 июня 2009

      У Шолом-Алейхема повествование ведет фиктивный нарратор – человек недалекий, простак. А из-за плеча рассказчика подлинный автор, сам Шолом-Алейхем, как бы подмигивает читателю: дескать, мы-то с тобой, друг-читатель, умные, все давно поняли. Шолом-Алейхем продолжает подмигивать, но современный друг-читатель стоит в растерянности, дурак дураком, и ничего не понимает.

    • С’из мир гут — их бин а йосем

      Олег Юрьев 9 июня 2009

      С’из мир гут — их бин а йосем («мне хорошо, я сирота»), — самая, пожалуй, знаменитая из всей литературы на идише фраза. По крайней мере, вне литературы на идише самая из нее знаменитая. Впрочем, в наши дни у литературы на идише почти везде вне.

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе