Королева и Портной

Высокие отношения с Высокой Модой

Эти двое, каждый по-своему, в самом деле меняли мир. Подправили массам угол зрения, научили видеть красоту там, где не то чтобы никто ничего не видел прежде — никому и в голову не приходило туда смотреть. Одна внушила женщинам умение гордиться телом и обитать в нем естественно, научила мир восторгаться абрисом беременного живота, черным цветом и одеждой в облипку. Другой показал, что женщина не станет всю жизнь жить полуобморочной дамселькой в дистрессе, рассчитывать на это в текущих условиях как-то глупо, а потому в мире моды гендер подлежит переопределению. И то, и другое оказалось революцией.

Между прочим, они погодки. Оба из еврейских семей. У обоих родители бежали во Францию из бывшей Российской империи. Оба стали практически небожителями от моды, хотя одна по сей день заявляет себя дилетанткой, а другой всю жизнь занимался поточным производством не меньше, чем эксклюзивными моделями.

Кира Сапгир рассказывает две истории — две сказки, если угодно. О Королеве Трикотажа и о Портном нашего времени. О том, как меняется мир, когда меняется взгляд на него.


     

    • Тед Лапидус: Портной нашего времени

      Кира Сапгир 27 октября 2009

      В 60-70-е годы в мире начало происходить нечто странное. На подиумах стали появляться андрогины с русалочьими волосами до бедер, в обтягивающих штанишках, прозрачных рубашках. А модели женского рода, наоборот, выступали в брючных костюмах, бесформенных спортивных штанах или джинсах. «Отец унисекса» Тед Лапидус одним из первых понял, что роли женщины и мужчины необратимо меняются местами. Отныне женщина становится активной воительницей в делах и любви. Она — амазонка, и ей необходимы соответствующие аксессуары.

    • Соня Рикель: королева эпатажа и трикотажа

      Кира Сапгир 27 октября 2009

      Это она выпустила на большой подиум, а потом и в жизнь, тонкий трикотаж — «вторую кожу», длинные свитера в облипку, небольшие обрезанные пуловеры, закатанные рулоном манжеты и длинные шали. Она подарила женщинам пиджаки в узкую полоску, которая до того украшала мужские жилеты. Она предъявила необработанный — «недоподшитый» — подол, а еще изнанку. И главное, Соня Рикель реабилитировала черный цвет, который испокон века считался уместным лишь во вдовьих нарядах.

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе