Музей в гараже и его иностранный консультант

11 ноября 2012 года в Бахметьевском гараже, гигантском конструктивистском ангаре, построенном в 1927 году по проекту К. Мельникова и В. Шухова, где побывал и автобусный гараж, и авторемонтные мастерские, и Центр современной культуры, открывается Еврейский музей и Центр толерантности, позиционируемый создателями — Федерацией еврейских общин России — как самый амбициозный отечественный музейный проект нашего времени. Израильский искусствовед ГРИГОРИЙ КАЗОВСКИЙ, научный консультант нового музея, а также директор «старого» Музея истории евреев в России, открывшегося в мае 2011 года, рассказал «Букнику» о революции в музейном деле, смене традиционного формата экспозиции и других занятных предметах.


Отличие нового от старого

Музей истории евреев в России не только маленький — это музей традиционного, даже архаичного формата, где главный акцент делается на демонстрации, на контакте с подлинными вещами. А музей в Гараже собственно даже и не музей в привычном смысле слова: не ставится задача музеефикации предметов, практически нет артефактов, нет коллекций. Во всяком случае, на нынешнем этапе, хотя руководители говорят о перспективе создания каких-то коллекций, исследовательский центр тоже планируется. Но пока артефактов мало, и они играют весьма подчиненную роль, не второстепенную даже — десятистепенную. Эти точечные инсталляции служат трехмерной иллюстрацией к лазерным и прочим картинкам.

Задачи этого музея совершенно иные, его воздействие на посетителя зиждется не на показе подлинных древностей, а на новейших технологиях. Конечно, любой музей имеет дидактическую, образовательную функцию. А в Гараже дидактическая и образовательная, и даже развлекательная функция — на первом месте. Зрителям предлагаются небывалые, невиданные раньше в России возможности — это очень круто. Вы поднимаете руку, нажимаете пальчиком на монитор — и перед вами разворачиваются в 3D самые разнообразные картинки. Это будет привлекать, удивлять, будоражить, приводить в восторг. Такой колоссальный Диснейленд, сделанный по последнему слову техники очень талантливыми дизайнерами, которые специализируются на создании такого рода экспозиций.

Мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне
Дизайнеры

Разработку концепции музея заказали американской дизайнерской компании Ральфа Аппельбаума — Ralph Appelbaum Associates (RAA). Аппельбаум вообще считается создателем вот этого нового, интерактивного, музейного формата. Как было метко сказано, «Ральф Аппельбаум не работает в отрасли музейного дизайна — он практически владеет ею». Среди проектов его фирмы: Мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне, Музей Первой мировой войны, Музей транспорта в Лондоне. И с его подачи это стало очень принято — виртуальные музеи создавать.


…и Центр толерантности

Один из павильонов нового музея — зал памяти, который посвящен не только Холокосту, но вообще всем погибшим во время Великой Отечественной войны, всем 26 млн погибших советских граждан разных национальностей.
Война и вообще советская история занимают центральное место в экспозиции. Научные консультанты — американские еврейские историки — решили, что для российских посетителей наиболее притягательный момент — это война, это главное, что их волнует, и война — а не еврейская материальная культура, например, как в Музее истории евреев в России, — стала стержнем музейного контента. И поэтому в музее покажут настоящий танк и самолет — благо средства и, понятно, помещение позволяют.


Что будет дальше

Музеи в традиционном формате уже привлекают мало внимания. Чтобы как-то исправить ситуацию и все-таки привлечь людей в музей, приходится предлагать больше хлеба и зрелищ, то есть всякие новые технологии. А это тоже способ трансляции знаний — и гораздо более эффективный. Я не думаю, что эти форматы противоречат друг другу. Можно развивать и то и другое, совмещать, использовать одно в другом, лишь бы на это было желание и деньги, конечно.

У каждого музея есть свой зритель. Человек, который не пойдет смотреть Джоконду, с удовольствием пойдет в такое место, где он сможет понажимать на кнопочки и где ему вложат в голову ту информацию, которую он не узнал бы сам. Аудитория у такого рода учреждений значительно больше, чем у традиционных музеев. Но никакого конфликта между ними я не вижу. К тому же в еврейской жизни всегда так — обязательно нужны две синагоги, чтобы в одну ходить, а в другую — ни ногой.

Про другие еврейские музеи:

«Уж в этом чайнике нельзя, должно быть, воду греть...»

Музей Израиля и его новые древности

Германия — большой еврейский музей



     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе