Пророки среди торговцев: Библия на улицах

Выставка библейской скульптуры

Променад Мамилла, одно из красивейших мест Иерусалима, в равной степени привлекающее туристов и иерусалимцев, обзавелся грандиозной выставкой библейской скульптуры. Стараниями куратора Ципи Виталь для выставки отобрали десятки статуй, изображающих персонажей Танаха или отражающих библейские сюжеты и принципы. Врастание искусства в среду торговли и ресторанов породило любопытные сочетания и новые возможности трактовки, вряд ли задуманные создателями скульптур.

К примеру, Моисей работы Бетти Моллер — всего лишь оболочка, прототип вождя на все времена. Не знаю, кто догадался установить его у витрины часового магазина «Ролекс», но в этом есть ирония — как будто Моисей вновь убеждает израильтян не поддаваться соблазну золотого тельца. С другой стороны того же магазина страдает побежденный, ослепленный и закованный в кандалы царь Седекия работы профессора Авраама Дискина. Трагедия царя мало соответствует логотипу «Ролекса», словно напоминая, как все перепуталось в историко-географическом пространстве еврейского бытия. Эту невероятную эклектику дополняет металлическая стела скульптора Ури Лифшица с высеченным библейским текстом: «Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства».

Из других работ Моллер нельзя не отметить скульптуру «Авраам» — праотец словно взвешивает два порожденных им народа, Исаака и Исмаила, евреев и исмаильтян — и энергичную, вихрю подобную пророчицу Двору. Сразу несколько скульпторов взялись за непростую тему соблазна в райском саду. Кто-то ограничился огромным и аппетитным яблоком, возле которого с улыбкой фотографируются современные Евы, кто-то совместил в одной абстрактной композиции и змея и запретный плод, а кто-то нанизал яблоко на змеиный хвост. Скульптор Юрий Мацкин весьма своеобразно изобразил первую пару человечества — округлая и сама подобная яблоку Ева нежно прильнула к гордо стоящему Адаму. А вот Адам и Ева Моше Сендовского в буквальном смысле подобны плодам, растущим из одного корня.

Ироничный взгляд присутствует далеко не во всех работах. Мрачный барельеф работы знаменитого Бориса Шаца, основателя Академии художеств «Бецалель», отражает трагизм 9 ава и очень далек от легкомысленно воздушных форм более современных авторов.

Гуляя по променаду, порхаешь от одной библейской истории к другой, переносясь от пророка Иезекииля к Наоми и Рут. Каин и Авель Рози Кирьяти оказываются двумя сторонами одной медали. Неподалеку Самсон Джамаля Давани рушит колонны, а роковая филистимлянка Далила нежится на солнышке у витрины с целебными и омолаживающими солями Мертвого моря (кто сомневается, что, живи она сегодня, быть ей активной потребительницей этой продукции?). Герцль Адар видит эти же два образа иначе: у него Самсон и Далила заключены между колоннами, каждый по-своему. А уже у самого спуска к стоянке взгляд уставшего посетителя останавливается на Давиде и Михаль. Смотришь и не нарадуешься — они стоят возле кафе и выглядят как типичная иерусалимская парочка на первом свидании.


{{break}}


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе