Прогулки по Цфату

Портреты мудрецов среди цветочных кадок и другие цветовые решения

Старый город Цфата не так уж велик, но, как показывает практика, туристы подчас теряются в хитросплетениях его улочек, якобы похожих одна на другую. В свой прошлый приезд в Цфат я столкнулся на перекрестке с пожилой парой из России. Достаточно было мимолетного взгляда, чтобы понять —люди заблудились, и, видимо, довольно давно. Мужчина крутил в руках карту, пытаясь разобрать написанные на английском ивритские названия улиц. Его спутница понуро разглядывала объявление, по-русски приглашавшее всех желающих на урок Торы. Как-никак, Цфат, наряду с Иерусалимом, Хевроном и Тверией, один из четырех городов, святых для евреев. И хоть он ни разу и не упоминается в Танахе, сегодня это один из важнейших центров еврейской религиозной жизни.

Впрочем, туристку явно тревожили другие мысли; судя по ее мрачному виду, она свыкалась с перспективой провести среди переулков Цфата всю грядущую субботу. Мое предложение помощи было встречено с воодушевлением, но, вглядевшись в карту, я вдруг понял, что и сам не вижу на ней ни одной знакомой цфатской улицы. Более того, очертания Старого города выглядели на ней как-то странно. Я развернул план полностью. Наверху большими синими буквами было написано: KARMIEL.

Сообщение о том, что мы, собственно говоря, находимся совсем не в Кармиэле, вызвало у моих собеседников легкий шок. Я посоветовал им усмотреть в этой незначительной ошибке не географическую оплошность, а знак свыше. Тем более что большие синие буквы как нельзя лучше гармонировали со всем, что нас окружало. Синий цвет в Старом Цфате уступает разве что желтовато-бежевому цвету камней. Эклектичную цветовую гамму города дополняют зелень растений и белизна белья, которое сушится во дворах. Вообще Цфат полон невероятных сочетаний: портреты мудрецов соседствуют здесь с цветочными кадками на стенах; лавки еврейских каллиграфов — со связками чеснока на здании винодельни. Но ничто не сочетается так удачно, как галилейский камень и синева — синева дверей, заборов, окон, ящиков для пожертвований и небес. Даже когда стены зданий перекрашивают, из-под любой краски неумолимо и таинственно пробивается синий. В интерьере многих старинных синагог Цфата тоже господствуют голубые и синие оттенки, так что корни традиции следует искать в далеком прошлом.

Буйство красок достигает предела в "Квартале художников" — и удержать его внутри галерей решительно невозможно. Некоторые картины висят прямо на улице, и живописные дома выглядят не рамкой, а прямым продолжением полотен. Раскрашенные телефонные шкафы тоже дополняют ландшафт, а иногда и отображают его, словно зеркало. А когда голова закружится от искусства, аромат вина приведет вас в "Древнюю Цфатскую винодельню", где вино делают по старинной технологии, а потом дают ему "отдохнуть" в новехоньких цистернах. Сюда в конце концов и попали заблудшие туристы из России. Наблюдая за тем, как они открывают вторую бутылку вина, я подумал, что вряд ли они пожалеют о том, что попали в Цфат.

{{break}}

И другие блуждания Ариэля Бульштейна:
В поисках счастья
В поисках себя
В поисках бегемота


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе