На крыльях «Радости Сиона»

Несмотря на то, что мы неоднократно рассуждали об истории Иерусалимского воздухоплавания, белых пятен в этой теме не меньше, чем бунинских птиц в городском небе. Помните? «И мелькали, сверлили стрижи тишину, и далеко я видел страну».

Нынешний наш заход в небо мы начнем из глубин переулков Старого города, где даже не всякий гид найдет без навигатора неприметное здание Эфиопской патриархии. Хотя попасть туда совсем несложно: достаточно, поднимаясь от ул. Оливкого рынка (Сукк Зейтин) по ул. Ханка и миновав Восьмую остановку Крестного пути, свернуть в первый же переулок направо. Этот симпатичный, поднимающийся широкими ступенями вверх переулок так и называется — ул. Эфиопского монастыря. И, не доходя по нему до ул. аль-Баттих, вы увидите с правой стороны светлую металлическую дверь под каменной аркой.

Над входом в арочном проеме — живописное изображение эфиопской девушки, простирающей руки к Небу, где восседает Всевышний. Это иллюстрация к стиху из Псалтири: «Ефиопия прострет руки свои к Богу» (67:32)

Надпись на притолоке гласит: «Собственность, принадлежащая абиссинскому монастырю». В 1864 году православный грек Яков Панайотис приобрел это здание у турецкого домовладельца, а в 1876-м швейцарский банкир Иоганн Фрутигер выкупил здание у грека и сдал в аренду эфиопской общине. Община же, нуждаясь в средствах, в свою очередь сдала его затем сестрам ордена св. Винсента де Поля. И в 1891 году постройка вернулась к хабашской общине при содействии царя Эфиопии Менелика II и его жены Таиту. Ныне здесь располагаются административные помещения Эфиопской патриархии, церковь, библиотека и покои архиепископа Иерусалима, Палестины и Иордании, который управляет Приходами Святой земли и постоянно проживает в Иерусалиме. Внутренний двор окружен галереей, в которую выходят кельи монахов.

Из настенных росписей внутри храма обращает на себя внимание картина, изображающая крещение апостолом Филиппом эфиопского евнуха. Но, вопреки ожиданиям (а также ложной экскурсоводческой молве), церковь освящена не во имя апостола Филиппа, а другого святого по имени Такла Хайманот, что означает «насаждение веры». Вот с ним-то мы поднимемся в горние выси.

Жизнь этого наиболее почитаемого абиссинского святого XIII–ΧΙV веков как будто бы призвана демонстрировать духовную связь Эфиопии и Земли Израиля.

При рождении будущий эфиопский просветитель и сторонник монашества был наречен именем Фыссыха Цийон, или Фешха Сейон, т.е. «Радость Сиона». Одно из важнейших его деяний — восстановление династии Соломонидов: царей, считающихся потомками Соломона и царицы Савской. Да и сам Такла Хайманот, по преданию, происходит из израильского колена Леви и является потомком Азарии, иудейского первосвященника, посланного Соломоном в Абиссинию вместе с Менеликом Первым (сыном Соломона и царицы Савской).

Однако прежде чем совершить репатриацию, гласит народное сказание, Такла молился Всевышнему семь лет, стоя на одной ноге. В конце концов его вторая нога отсохла… Но ангелы пожалели святого и снабдили его тремя парами крыл. Кстати, в иконографии изображается часто и отсохшая нога, также с крыльями. И вот на них-то и летал Такла в Иерусалим аж целых четыре раза! Летал он не без дела: уже тогда, в XIII веке, было определено главное святое место города для будущих эфиопских поколений — Дебре Султан (Царский монастырь) на верхней площадке комплекса Храма Гроба Господня, где, по преданию, не только Авраам приносил в жертву своего сына Исаака, но и состоялась историческая встреча царя Соломона и царицы Савской, приведшая известно к чему: появлению эфиопской династии Соломонидов. Именно он, очевидно, был предтечей основателей авиакомпании «Эфиопские авиалинии», а также духовным инициатором «исхода по воздуху» эфиопских евреев, реализованного во время сохнутовских операций «Моше» и «Шломо».




     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе