Музей Израиля и его новые древности

Обновленный Музей Израиля открыл двери еще прошлым летом, и новшеств в нем так много, что у музейных работников лишь теперь дошли руки представить их широкой публике. В марте Михаль Даяги-Мендельс, главный куратор музея по археологии, пригласила всех желающих познакомиться с вверенным ей царством. Поскольку объять все археологическое хозяйство, собранное в Музее Израиля, невозможно даже за целый день, мероприятие посвятили одной исторической эпохе — библейской археологии.

На входе в отделение археологии вместе с куратором нас ждали еще несколько персонажей с причудливыми каменными лицами. "Как вам наша стража? — спросила Михаль, дружески подмигивая безмолвным статуям. — Я особенно люблю вот этого", — и она показала на смешное лицо с пухлыми щечками и поросячьими глазками. Перед нами были филистимские саркофаги, обнаруженные на раскопках в южной части израильской приморской равнины. Им примерно 3200 - 3300 лет, филистимляне тогда использовали человекоподобные саркофаги и хоронили их, конечно, горизонтально. Уж не знаю, кому пришла в голову идея их перевернуть, но теперь стражи археологического отделения смотрятся не хуже знаменитой терракотовой армии, только они не пугают зрителя — скорее смешат.

Филистимляне, создатели веселеньких саркофагов, появились в Эрец-Исраэль примерно тогда же, когда туда вернулись вышедшие из египетского плена евреи. Период библейской археологии охватывает примерно 900 лет, с 1200 года до н.э. до захватов Александра Македонского в 332 году до н.э., и Музей Израиля может похвастаться тысячами экспонатов, проливающих свет на эти времена. В Израиле древняя история просто не может быть скучным предметом; она повсюду — от многочисленных археологических парков до музейных ценностей. Оживают и находят свое подтверждение библейские истории, в чем, кстати, немало помогает археология. Вспомните, к примеру, библейского пророка Амоса, гневно обличавшего богатых и власть имущих. Амос резко осуждал стремление к пустой роскоши, символом которой для него, согласно библейскому тексту, служили огромные изделия из слоновой кости, изобиловавшие в столице Израильского царства Шомроне. Можно счесть слова пророка аллегорией, но недавно на раскопках царского дворца в Шомроне нашли тронный зал, а в нем множество тех самых роскошных украшений из слоновой кости, которые так презирал Амос.

Между прочим появление слоновой кости в Израильском царстве, а потом и в Иудее, можно объяснить тесными контактами древнего Израиля с финикийским царством. Вслед за финикийцами в Шомроне инкрустировали, а иногда и облицовывали слоновой костью мебель в богатых домах (в древнем мире слоновая кость стоила дороже золота и серебра — Амосу было против чего выступать). Археологическая экспозиция Музея Израиля помогает оценить развитие библейских Израиля и Иудеи в контексте их взаимоотношений с окружающими языческими державами, народами и культурами. Контакты эти начались с того самого момента, когда двенадцать вышедших из Египта колен после сорокалетних скитаний по пустыне пришли наконец в Землю Израиля. Вспомнить события этих сорока лет помогают сразу несколько экспонатов, так или иначе изображающие телят. Среди них — ажурная подставка для языческого божка (ее украшает позолоченный телец) и изящная статуэтка теленка, найденная при раскопках в местечке Дотан в Самарии. Посетители музея ими просто любуются, а для Даяги-Мендельс и прочих специалистов это неопровержимое доказательство характера языческих культов ханаанских народов, с которыми евреи не могли не столкнуться. «Укрепление и распространение монотеизма были делом нелегким», — подводит итог куратор.

Филистимляне не оставили по себе никаких текстов, поэтому расширить знания о них можно только с помощью библейских свидетельств и археологических находок. Таких, к примеру, как женская фигурка XII века до н.э., найденная возле города Ашдод, а потому прозванная исследователями Ашдодой. Она любопытна тем, что схематичный женский силуэт будто сливается с троном, и, честно говоря, глядя на нее, я первым делом подумал, что экспонат прекрасно смотрелся бы на выставке современного искусства. Даяги-Мендельс, посмеиваясь, эту мысль подтвердила и рассказала, что поглядеть на Ашдоду приходил сам Генри Мур. Он не только признал, что фигурка весьма напоминает его собственные творения, но и смиренно предположил, что ему до такой красоты еще далеко.

И все же большинство посетителей приходит в отдел археологии для того, чтобы поглазеть на свежие музейные новинки. Среди новых приобретений музея — три печати из пограничной иудейской крепости в Араде с именем командира крепости; внушительный подоконник из царского дворца в Рамат-Рахель, что возле Иерусалима; могильная плита вторичного захоронения царя Узиягу и даже личная печать царя Иудеи Хизкиягу. К числу новинок принадлежит и невероятно красивая красно-черная утварь из Явне, на которой нарисованы птицы, повернувшие головы назад. Ее создателями, скорее всего, тоже были филистимляне: они славятся пристрастием к красивым предметам быта, а птица, вероятно, символизировала непростое и почитаемое филистимлянами искусство морской навигации. Как подметила Даяги-Мендельс, евреям эта утварь не могла принадлежать еще и потому, что среди остатков поселения, где ее нашли, были свиные кости. Наличие или отсутствие свиных костей — безошибочный признак, позволяющий отличить древнее языческое поселение от еврейского.

При раскопках арадской крепости обнаружили развалины храмового сооружения с остатками благовоний. Даяги-Мендельс рассказывает, что фрагменты этого сооружения выставили было в обновленном Музее Израиля, но уже через несколько дней пожалели: некоторые восторженные посетители не могли устоять перед соблазном соскрести благовония и прихватить с собой. Впрочем, меня больше всего восхитили два других экспоната — крохотные серебряные пластинки с текстом благословения коэнов (им не менее 26 столетий) и древнейшая надпись (да еще и на иврите), упоминающая династию Давида. Надпись относится к IX веку до н.э., ее повелел водрузить в Тель-Дане царь Арама — неудивительно, что говорится в ней о победе царя над царями Израиля и Иудеи. Удивительно другое: библейский текст сообщает о прямо противоположном исходе той же битвы. Похоже, царь Арама уже тогда понимал важность правильного пиара.

И другие древности:
В Музее Израиля
В Иродионе
В окрестностях Храмовой горы


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе