Медные буки и свинцовые бяки

Было холодное утро начала весны; покончив с завтраком, мы сидели перед ярко пылавшим камином в нашей квартире на Бейкер-стрит. Густой туман повис между рядами сумрачных домов, и лишь окна напротив тусклыми расплывшимися пятнами маячили в охряной мгле. У нас горел свет, и блики его играли на белой скатерти и на посуде — со стола еще не убирали. Все утро Шерлок Холмс молчал, сосредоточенно просматривая газетные листы.

— Вы уже видели утренние газеты, Уотсон? — спросил он, подхватив щипцами тлеющий уголек и раскуривая длинную трубку вишневого дерева.

— Конечно, Холмс! – воскликнула я (да-да, воскликнула. Дедукция привела многих биографов моего друга к единственно правильному выводу: Уотсон был женщиной). — Поразительное, ошеломляющее открытие!

— Безусловно, если верить газетам, Би-би-си и интернет-сайтам. – Холмс пододвинул ко мне раскрытый ноутбук. — Газетчики просто вне себя от радости. В иорданской пещере лет пять назад были найдены древнейшие книжечки-кодексы, изготовленные из меди и свинца. Книжечки эти, числом 70 и размером с кредитную карту, были тайком переправлены в Израиль бедуином-контрабандистом, который теперь намерен то ли продать их на черном рынке, то ли уничтожить бесценную находку. Иорданское правительство в лице директора управления древностей Зиада аль-Саада бьет тревогу и требует возвращения бесценной реликвии.

— Я слышу в вашем голосе скептические нотки, Холмс, — ответила я. — Но вы же не станете отрицать, что книжечки действительно бесценны! Аль-Саад говорит, что это «самая важная находка со времен рукописей Мертвого моря» и, возможно, «самое важное открытие в археологии» вообще. Пишут, что книжечки относятся к первым десятилетиям существования христианства, что в них, быть может, говорится о Христе и его воскрешении… Только взгляните на эти запечатанные кодексы, изображения финиковых пальм и стен Иерусалима, древнееврейские и греческие буквы и неведомые зашифрованные надписи, на эту патину, римские кресты в форме буквы Т и, наконец, на этот лик, что так схож с портретами Иисуса!

Орлиный профиль Холмса окутали клубы дыма.

— Ах, Уотсон… На место логики приходят технологии. Расследование можно провести, не покидая вот этого старого кресла. Чем я и занимался все утро, пока вы спали, — тем более что в такую погоду и собаку Баскервилей из дому не выгонишь, а посетители обходят Бейкер-стрит стороной.

Холмс откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.

— Похоже, все нити ведут к некоему Хассану Сайде, жителю бедуинского городка Шибли-Умм-аль-Ганам у подножия библейской горы Фавор в Галилее. У него девять грузовиков и пять или шесть детей, в городке он считается богачом и уверяет, что древние книжечки достались ему в наследство от деда или прадеда, который нашел их в Иордании. Однако некоторые британские журналисты считают, что артефакты купил у иорданских крестьян другой бедуин, деловой партнер Сайды. Увидев первые находки, Сайда был поражен и уверовал в магическую силу древних книг. Кодексы перевозили через границу водители грузовиков — самые маленькие вешали на шею наподобие амулетов, книги побольше прятали за передними панелями автомобилей. Сайда отказывается продавать кодексы, хотя частные собиратели предлагают ему десятки миллионов фунтов стерлингов всего за несколько экземпляров, постоянно изучает свое сокровище и для сохранности смазывает книжечки оливковым маслом.

— А где крестьяне обнаружили кодексы? — спросила я, охваченная любопытством.

— В размытой дождями пещере у деревни Сахам, менее чем в сотне миль от Кумрана. В этом районе после антиримских восстаний скрывались иудеи. Книжечки хранились в нишах, а в пещере обнаружили также сосуд для благовоний и свинцовые свитки. Я сразу обратил внимание на то, что еще четыре года назад Сайда безуспешно пытался заручиться мнением экспертов аукционного дома «Сотбис». Вслед за тем некая палестинская дама, тревожась за судьбу кодексов, — заметьте этот повторяющийся мотив — обратилась к нашему соотечественнику Нику Филдингу, известному своими журналистскими расследованиями. Тот с легкостью, пишут, получил разрешение на вывоз нескольких штук из Израиля: тамошнее управление древностей сочло кодексы очевидными фальшивками. И тут… — Холмс помолчал, вновь набивая трубку. — И тут на сцене появляется мистер Роберт Физер. Интересная фигура. Будьте любезны, Уотсон, подайте мне ящичек картотеки на букву «Ф»… Филемон… Фантомас… Франкенштейн… так, Физер, профессиональный металлург, технический обозреватель и археолог-любитель, автор книг «Тайна кумранского медного свитка: рассказ ессеев о сокровище Эхнатона», «Секретная инициация Иисуса в Кумране» и так далее. Физер отправил образцы доктору Питеру Нортоверу из оксфордской археологической лаборатории. По заключению экспертов, металл и характер коррозии свидетельствуют о древнем средиземноморском происхождении кодексов.

— Но это ведь доказательство, Холмс!

— Ничуть. Видите ли, могло использоваться древнее изделие. Недаром Андре Лемер, ведущий палеограф Парижского университета, заключил, что это «искусные подделки», а израильское Управление древностей назвало книжечки «смешением несовместимых периодов и стилей, лишенным всякой логической связи». Об этом еще в начале марта писала «Еврейская хроника», отчего-то предположившая, что кодексы могут быть «образчиками ранней Каббалы». Правда, статью эту мало кто заметил, а в начале апреля поднялась настоящая буря. Признаться, сперва я было подумал, что мы имеем дело с первоапрельской шуткой.

— Что же произошло?

— Явление нового героя, Уотсон! — рассмеялся Холмс. — В конце марта начали появляться пресс-релизы от имени «британской группы», работающей над новым открытием, во главе с Дэвидом Элкингтоном и его женой. С ними сотрудничает Маргарет Баркер, бывший президент Общества исследований Ветхого Завета, и Филипп Дэвис, почетный профессор библейских исследований из Шеффилдского университета.

Холмс протянул мне компьютерную распечатку.

— Здесь говорится, что они также сотрудничают с правительством Иордании и пытаются вернуть сокровище на его законное место. Вот и заявление Баркер: «В Откровении Иоанна говорится о запечатанной книге, которую откроет лишь Мессия. Если это фальшивки, то что именно подделывалось?» А мистер Элкингтон именуется ученым, специалистом по раннехристианскому периоду и древним религиям. Весьма любопытный персонаж этот Дэвид, он же Пол Элкингтон. Родился в Англии, вырос в Австралии, путешествовал по Полинезии, Новой Зеландии и Индонезии, там и заинтересовался «священными местами и древними традициями». Ах да, учился в академии искусств в Бате. Литературные агенты Элкингтона уверяют, что он изучал и египтологию. Опубликовал книгу «Во имя богов»: в ней говорится, что древние знания о вибрациях Земли дают ключ к тайнам мироздания. И что для применения этой «духовной техники» требуются некие священные лаборатории — иначе говоря, «акустические здания», подобные пирамиде Хеопса или европейским кафедральным соборам, выстроенным согласно тайным принципам тамплиеров…

Голова моя пошла кругом.

— К счастью, Уотсон, журналисты проделали за меня большую часть работы и обнаружили мистера Элкингтона и его жену в их секретном убежище в Глостершире. От чего скрывается мистер Элкингтон? По его словам, он случайно узнал о древних книгах, нашел в Израиле мистера Сайду, а в 2008 году в сопровождении иорданских солдат посетил знаменитую пещеру. Когда они выходили, с горного склона кто-то открыл по ним огонь. Их джип подожгли. После, уже в Англии, дома у них появился мистер Сайда с какими-то «подручными, похожими на толпу мафиози». Далее состоялась еще одна встреча в Израиле. Мистер Сайда то был сама любезность, то требовал 250 тысяч фунтов стерлингов за разрешение сфотографировать артефакты. Два кодекса остались у Элкингтонов. Затем им стали бесконечно названивать по телефону, грозясь «отрезать головы и насадить на пики».

— Но кто эти злодеи, Холмс?

— По словам Элкингтона, Сайда хотел поступить по велению закона, но имеется и неизвестная группа «бизнесменов», которая давит на него и пытается заставить бедуина продать древние книги на черном рынке, обещая за это большие деньги.

Холмс вскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате.

— Настало время разоблачений, Уотсон! Для меня не составило труда выяснить, что еще в прошлом году Элкингтон обратился к известному оксфордскому историку древнего мира Питеру Тоунманну. Он прислал фотографии медной книжки с изображением крокодила и греческой надписью, якобы найденной в северном Египте. Тоунманн тотчас же установил истину: бессмысленная греческая надпись представляла собой фрагмент эпитафии начала II века, опубликованной еще в 1958 году! А само надгробие, с которого она взята, хранится в археологическом музее Аммана. Тоунманн известил об этом Элкингтона, заключив, что кодекс является фальшивкой, изготовленной жителем иорданской столицы не позднее полувека назад. Послушайте, что он пишет: «Ничтоже сумняшеся, Элкингтон и его коллеги, похоже, решили на этом не останавливаться и предать гласности свои открытия. Судя по фотографиям в прессе… все эти предполагаемые раннехристианские кодексы вышли из той же мастерской в Аммане, что и книжечка, которую я видел в прошлом году. Репертуар подделывателя вполне предсказуем: псевдохристианские символы, скопированные с греческих и иудейских монет (пальмы, эллинистические цари и так далее) в окружении бессмысленных надписей, безыскусно заимствованных из подлинных древних текстов, греческих и еврейских. Но едва ли стоит винить газеты: какой редактор сумеет отвергнуть смесь Иисуса, Каббалы, таинственных смертельных угроз и тайных кодов?» Кстати говоря, Уотсон, прискорбно, что мы не посетили Лондонскую книжную ярмарку. Элкингтон собирался представить там издателям рукопись своей новой книги «Божественное откровение»: по странному совпадению, она посвящена иорданским «кодексам».

— Однако, Холмс! Тот же Филип Дэвис убежден, что это «не розыгрыш и не подделка, хотя точное происхождение кодексов остается тайной». А зашифрованные надписи, пальмы, изображение Христа?

— Дни великих дел сочтены, Уотсон, — помолчав, сказал Холмс, попыхивая трубкой и задумчиво глядя в огонь. — Человек утратил предприимчивость и самобытность. Позволю себе процитировать известнейшего исследователя Джеймса Давилу из университета Сент-Эндрюс. Греческая надпись, говорит профессор Давила, взята из опубликованной в 1958 году эпитафии, причем подделыватель не различал даже греческие буквы альфа и лямбда. «Еврейский шрифт заимствован из той же эпитафии. Древнееврейский текст “зашифрован”, то есть является бессмыслицей. Лик “Иисуса” взят с широко известной мозаики. Рисунок возничего на колеснице – с фальшивой монеты. Крокодил подозрительно напоминает пластмассовую игрушку. Изготовитель этой фальшивки уж точно не был профессором Мориарти». Что же касается моей скромной практики, то я, похоже, превращаюсь в агента по розыску утерянных карандашей и наставника молодых леди из пансиона для благородных девиц.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе