Мечеть Cвятой Агнессы

Мусульманский квартал Старого города скрывает немало тайн. О существовании некоторых интереснейших объектов и не подозреваешь, а затеяв поиски, иной раз уподобишься герою одного бессмертного восточного стихотворения:

Паломник шел в далекий путь, чтоб Господа узреть,
Он ищет Бога, но пред ним стоит как бы заслон.

Идет кругом, обходит дом — все попусту; но вдруг
Он слышит голос изнутри, звучащий, словно звон:

Зачем не ищешь Бога там, где он живет всегда?
Зачем каменья свято чтишь, им отдаешь поклон?

Обитель сердца — вот где цель, вот Истины дворец,
Хвала вошедшему, где Бог один запечатлен.

Ну да, мы неспроста сейчас привели слова знаменитого персидского поэта XIII века Джалаладдина Руми, известного также под именем Мавлана (что означает «наш господин»). Вместе со своим сыном Султанваладом он основал суфийский орден-тарикат Мевлеви. Почему неспроста? Да потому, что в том же XIII веке дервиши Мевлеви устроили себе в Святом граде, сиречь Иерусалиме, мечеть, сохранившуюся в Мусульманском квартале по сей день. Называется она аль-Мавлавия (или аль-Мулавия). Найти эту мечеть не так-то и легко. Она находится на улице Ибн Джерах, по пути к улице Мавлавия. В той части улицы, что перекрыта сводом, с восточной стороны прячется неприметная, вечно запертая дверь, ведущая во двор мечети. Но кому повезет войти в саму мечеть, тот, безусловно, будет удивлен: молитвенный зал представляет собой трехнефную базилику с апсидами, сориентированными, как полагается традиционной христианской церкви, на восток, и лишь в южной стене помещения оборудован михраб — ниша, указывающая направление к Мекке.

Здесь мы сталкиваемся с обычным для Иерусалима «вторичным использованием объекта». Да, это здание — бывшая церковь крестоносцев XII века, посвященная св. Агнессе Римской. Когда-то, занимая самую вершину холма по имени Бецета (такое название упоминает еще Флавий), церковь была хорошо видна с разных точек города. Ныне здание мечети наглухо облеплено примыкающими к нему домами и виден лишь приземистый минарет. Он хорошо заметен с северной городской стены в районе Шхемских ворот и с крыши Австрийской гостиницы.

И обратите внимание, какая симпатичная вырисовывается преемственность поколений! Не абы какую церковь облюбовали суфийские дервиши, стремящиеся к чистоте помыслов, а именно Святой Агнессы, которая, как известно, приняла мученическую смерть в начале IV века, не пожелав равно ни идолам поклоняться, ни вести плотский образ жизни. В христианской традиции Агнесса, воспетая римским поэтом Пруденцием, стала покровительницей всех девственниц:

«Христос не забывает о Своих; Он не допустит, чтобы погиб в нас золотой стыд, Он не оставит нас; Он соприсутствует целомудренным и не даст, чтобы опорочены были сокровища святой чистоты. Ты можешь, если захочешь, обагрить меч кровию; Но не можешь осквернить тело».

Ну, а если копнуть глубже — в буквальном смысле, то есть пробурить под Мавлавией шахту глубиной в полтора-два десятка метров, то можно попасть прямо в середину одной из самых известных и глубоких иерусалимских пещер, в каменоломню Соломона (она же пещера царя Седекии). Не чудо ли? Еще бы! Ведь название ордена Мевлеви и мечети аль-Мавлавия восходит к глаголу «лаве» — «творить чудеса».


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе