Исход мумии, или Фараонами будем мы в Сионе

В Иерусалиме, как нам уже давно известно, есть не просто всё, а абсолютно всё, включая и наглядные пособия для тех, кто вскоре будет за пасхальным столом вспоминать тяготы египетского рабства. В сей краеведческий комплект входит несколько вполне типичных египетских пирамид и одна симпатичная мумия.

С пирамидами все ясно: это такой дизайн богатых гробниц периода Второго Храма. Мода на «египетский стиль» появилась благодаря политике диадоха Александра Великого по имени Птолемей Лагид, которому довелось стать правителем Египта (323−283 гг. до н.э). В историю он вошел как Птолемей Сотер, что означает Спаситель. Вот что пишет Иосиф Флавий по поводу его ближневосточных деяний:

«Затем Птолемей, забрав в плен множество народа из гористой части Иудеи, из окрестностей Иерусалима, из Самарии и с горы Гаризим, повел их всех в Египет и поселил их здесь. …Также немалое число и других иудеев добровольно переселилось в Египет, отчасти подбиваемые к тому превосходным качеством тамошней почвы, отчасти же вследствие щедрости Птолемея» (ИД, 12:1).

Так возникает мощная египетская диаспора с богатой и элитарной общиной в Александрии. Так начинается Второй Заход евреев в Мицраим. А в Иерусалиме устоявшаяся уже мода на все эллинское сдабривается теперь влияниями из дельты Нила. Так что пирамидку на могилку — это запросто! Само Священное Писание сообщает о внешнем виде гробницы народных героев, борцов на национальную самобытность и независимость, братьев-Маккавеев:

«И воздвиг Симон здание над гробом отца своего и братьев своих… и поставил на нем семь пирамид, одну против другой, отцу и матери и четырем братьям (седьмую, видимо, для себя воздвиг — М.К.)» (Маккавейская I, 27-28).

По сей день у нас есть прекрасная возможность любоваться в Иерусалиме пирамидообразными гробницами Захарии в Кидронском ущелье и Ясона в Рехавии, а также небезосновательно предполагать, что пирамиды украшали могилы семейства Ирода, склеп иудействующих царей из Адиабены и то захоронение, что арабы по сей день кличут «кубр бнат фируан» (гробница дочери фараона).

А единственная в Израиле египетская мумия тоже находится в Иерусалиме, на улице Эмиля Бота в археологическом музее Папского библейского института. Этот институт был основан в 1925 году по инициативе католической церкви и при участии ордена иезуитов. Священник-архитектор Р.П. Марини специально для этого учреждения спроектировал здание в эклектическом стиле с элементами ренессанса. А Папский библейский институт — побратим в Каире преподнес иерусалимцам в те же годы истинно фараонский подарок — мумию молодого человека из священнической семьи, жившей под Александрией более двух тысячелетий назад. При жизни мумия была мелким чиновником периода правления Птолемеев в Египте (323−330 гг. до н.э.). Звали молодого человека: Ярат-Хор-ру, что означает примерно следующее: «место Гора для них» или, альтернативно, — «разговаривающие с Гором». Примечателен текст на деревянной крышке саркофага:

«Слова, сказанные Осирисом.
Слова, сказанные Хапи: я, сын Осириса.
Слова, сказанные Кебенсенуф: я, сын Осириса.
Слова, сказанные Салкит: я, сын Осириса.
Слова, сказанные Хозяином некрополя: я, сын Осириса.
Слова, сказанные Осирисом.
Слова, сказанные Имести: я, сын Осириса.
Слова, сказанные Нейт: навеки вечные супруга всех богов.
Слова, сказанные одним из тех, кто находится в божественном святилище, плывущем по реке.
С почтением к Осирису, владыке Абидоса, священнику Ахмом, именующейся матерью бога (следует непроизносимое имя), отец которого носил то же имя и был рожден покойной госпожой Наменхимен…


О вы, четыре бабуина, восседающих перед Ра, который творит справедливость, вы восходите ко Всевладеющему, кто будет судить бедных и богатых, кто умилостивит божеств пламенем ваших уст, кто приносит богам божественные жертвы и погребальные подношения духам предков, кто возвеличивает правду и праведность, кто противен лжи, для кого зло — это мерзость: уничтожьте мое зло, очистите мои грехи! И пусть никто и никогда не причинит вреда вашим товарищам; допускаю, что и они могут войти в тот, иной, мир, что и я могу пойти в Ро-Сетау (кладбище в Абидосе, но также и обозначение перехода в иной мир), дабы я смог преодолеть все таинственные пилоны Запада, и тогда я, может быть, удостоюсь хлеба…»

«Один из тех, кто плывет в ковчеге по реке» — очень уж похоже на известного пасхального персонажа. А что? Ведь запросто мог этот чиновник оказаться ассимилированным евреем из семьи, попавшим под «спасительные» меры Птолемея Сотера? Вот он и мечтает об Исходе и о хлебе, который обретет лишь после пасхальной недели… И если это так, то счастлив должен быть юноша: мумия-то его, спустя миллениум, вернулась в град предков!


    Материалы этого спецвыпуска

     

     

     


    Комментарии