Дело о райских дверях

Иерусалимские жители, отнюдь не чуждые житейской диалектике, испокон веков уверены, что раз уж туристов стращают видом ущелья со зловещим названием Геенна Огненная, то почему бы в качестве поощрительного бонуса не поискать в Аль-Кудсе райские если не кущи, то хотя бы тропинки к ним. Зря, что ли, народная пословица гласит: «Сад Эдемский тоскует по Иерусалиму, а Град святой стремится к Райскому саду»?

Ну и, понятно, что подступы к раю надо искать не где-нибудь, а на Храмовой горе. Например, у западной стены мечети Аль-Акса находится водосборник по имени Бир аль-Верека (колодец Райского Листа), в котором, по преданию, праведники могут найти вход в зеленые сады аль-Джинна. Говорят, во времена халифа Омара некий шейх умудрился там побывать и принес лист с Древа Жизни, который никогда не увядал.

Нас же сейчас интересует северный вход в другую святыню Храмовой горы, в Купол Скалы (Куббат ас-Сахра), который так и называется — Врата Рая (Баб а-Джинна). Еще в начале XX века за ними, в северной части мечети, находилась странная плита из зеленой яшмы — Балатат а-Джинна, Райская плита. Согласно легенде, она закрывала один из тайных ходов, ведущих в райский сад. В плите, по свидетельствам английских исследователей Храмовой горы конца XIX века, можно было насчитать 19 отверстий, своим «созвездием» напоминающих крест. А в некоторых углублениях оставались кусочки металлического крепежа. То есть, скорее всего, на этой яшмовой плите крепилось Распятие, установленное крестоносцами в Templum Domini, Храме Господа, в который они в начале XII века превратили фатимидский Купол Скалы.

Ахмед Джемаль-паша в Иерусалиме, 1917 г.А вот арабская история происхождения дырок иная: когда пророк Мухаммед перенесся на аль-Бураке в Иерусалим и подошел к Камню Основания, то он забил девятнадцать золотых гвоздей в зеленые двери Рая в память о своем визите. Стеречь гвозди от дьявольских козней он поручил архангелу Гавриилу, предупредив его, что если в камне не останется ни одного гвоздя, то весь сущий мир погибнет. А дьявол-сатана-шайтан по имени Иблис, только и мечтающий, как бы разрушить мир, время от времени тайно прокрадывался в мечеть и выдирал гвозди один за другим, чтобы сдвинуть камень с места и пробраться в Рай. С течением времени удалось хитрому шайтану вынуть большую часть гвоздей. Однако когда он пришел, чтобы вытащить шестнадцатый гвоздь, его застукал Гавриил и выгнал прочь. В спешке Иблису удалось достать только полгвоздя, вот и осталось их в камне три с половиной. В конце XV столетия иерусалимский судья Муджир ад-Дин назвал этот камень Черной плитой и утверждал, что под ней скрыта могила самого Сулеймана, то есть царя Соломона. Сирийский теософ и путешественник Абед аль-Ани ан-Наблуси, побывавший в Иерусалиме в XVII веке, рассказывает:

«Стояли мы на черной каменной плите и видели в ней серебряные гвозди. Люди верят, что каждый год исчезает по гвоздю, а когда не останется ни одного, наступит час воскресения мертвых. А еще зовется она Райскою плитой».

Дело Иблиса во время Первой мировой войны довел до логического конца печально знаменитый турецкий верховный наместник и командующий турецкими военно-морскими силами в Сирии, Палестине и Хиджазе Ахмед Джемаль-Паша. Да, он — тот самый младотурок, один из членов османского триумвирата («режима трех пашей» с 1913 года), не без основания прозванный «мясником», один из главных виновников геноцида армянского народа. Известно, что в 1915 году по приказу Джемаль-паши Райская плита была вынесена из Куббат ас-Сахра, и с тех пор ее местонахождение является тайной. Наверное, это не самое страшное преступление «мясника», но весьма примечательное. Тема каменных плит окажется впоследствии для Джемаль-паши кармической. Как известно, он был убит армянскими патриотами-мстителями в Тифлисе в 1922 году. Однако на месте казни турецкого преступника в 2010 году вдруг появилась прекрасная черная плита (а уж не из зеленой ли яшмы?) с портретом расстрелянного и надписью: «На этом месте героически погиб истинный патриот Турции, государственный деятель, военачальник Ахмед Джемаль-паша (1872−1922)…». Но спустя несколько дней «мемориальная» доска бесследно исчезла. Прямо к 95-летию резни в Армении и грабежа в Иерусалиме.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе