Танцы, разводы и полный разврат

(15–29 ава)

В эти дни 1895 года Йосеф Шапиро сообщает в газете «Хавацелет»:


К праздникам народов мира ныне прибавился еще один, в память о победе «Бней Моше» над яффским раввином, рабби Нафтали Герцем Га-Леви, да светит свеча его, в день, когда один из руководителей оркестра вступил в союз брачный с одной из танцовщиц и певиц. В тот день явился отец невесты к рабби, да светит свеча его, просить его о хупе, на что рабби потребовал клятвенного обещания, что не будет на той свадьбе совместных танцев. Тот же смутился сердцем, говоря: «Отдам ли я удел свой в жизни вечной, ручаясь за сорванцов сих?» Рабби же сказал, что не преступит установленного для себя правила, дабы не потворствовать греху. Но члены общества «Бней Моше» не убоялись, говоря: «Вот он, день, на коий уповали мы! Свергнем же ярмо сие с плеч своих!» И нашли человека по сердцу себе — сефарда из Иерусалима, образованного и мудрого, и сделался он им священником, и совершил для них венчание и хупу. И радости их не было границ, и порешили устроить из победы своей великое всенародное событие, и бросили по городу клич, говоря: «На исходе святой субботы будет гуляние великое, и всякий юноша и девица приглашаются от всей души!» <…> И был праздник в ночи! Поистине, сколь дивно было зрелище сие в доме танца: тридцать две пары пустились в пляс, словно колесо под бурею, а руководил ими громовержец известный, учитель их, будто жених, увенчанный шестидесятью невестами, будто петух, гордо прохаживающийся среди жен своих, — и кто не видел сего, не видел стремительности и приятности движений во все дни жизни своей. <…> Блажен глаз, видевший все это! И вот слышали мы, что директоры школ в Яффе, прослышав о сем учителе танцев, решили учредить «уроки танцевания» в школах для мальчиков и девочек, и обратились к мужу сему с ходатайствами, и ради оплаты услуг его наложили сбор денежный на отцов тех мальчиков и девочек, полагая, что никто из них не пожалеет малой толики ради таких наслаждений дольнего райского сада. Однако слух сей не абсолютно достоверен, посему я не беру на себя ответственности за него.

Повсеместное падение нравов не ограничивается танцами. В 1896 году газета «Ха-цви» предупреждает читательниц:

Всем известна вызванная дурным воспитанием судьба браков в городе нашем Цфате: отпрыски богатых семейств сменили супруг уже трижды, и нет почти ни одного, кто бы не исполнил сию заповедь! И вот ныне я предостерегаю против одного из оных, взявшего себе за правило ежегодно брать новую жену, а затем изгонять ея с позором и прогнавшего уже восьмую жену. Поскольку же известно злодейство его и нет таких, что пойдут за него, ныне ищет он девственницу в Иерусалиме (ибо лишь девственниц берет он в жены)! (Говорящий правду)



Дальше — больше. В 1910 году ортодоксальная газета «Мориа» жалуется на артистическую молодежь:

В Иерусалиме создана школа «Бецалель», и вот какая новость в стране: каждый вечер 9 ава поток юношей с девицами под ручку устремляется к Западной Стене. Оные являются туда, словно в театр на представление, посмотреть, как евреи оплакивают разрушение храма. В полном разврате прогуливаются парочки туда и сюда по узкой площади пред стеною, разговаривают на иврите или по-русски, насмехаются над евреями, называя их дураками. Но в этом году разврат достиг наивысшей ступени и терпение униженных наконец лопнуло. По словам очевидцев, не юноша и девица парою, а три, пять, шесть девиц в компании одного юноши в полном легкомыслии встряли между сидевшими на земле, ходя по головам молящегося народа Б-жьего. А когда наконец вспыхнуло возмущение и противодействие оскорбленных, все юнцы немедленно собрались на защиту «слабых барышень», готовые к бою. Вся компания выступила с ругательствами и поношениями, именуя молящихся дураками, а один крикнул на иврите: «У меня пистолет заряжен!» Началась великая смута, и жестокое столкновение, и обмен тайными ударами под покровом ночи, покуда не были изгнаны ругатели. И хотя не закрыли покуда «Бецалель», позор ему!

Годом раньше «Ха-херут» сообщает из Петах-Тиквы:



Сатанинское наваждение, колесо перевернулось: сыны возмущаются против отцов, молодые и старые восстают друг на друга! Совет колонии едва не был уничтожен, когда излился на него гнев молодежи во главе с доктором (Бернштейн-Коэном. — Н.З.). Доктора обвиняют в том, что в контракте, составленном между ним и советом, прямо сказано, что он не имеет права вмешиваться в вопросы политики, но он не слушался, устраивал собрания, рассказывал истории и сеял раздор в семьях. <…> Однажды собрал он вместе юношей и девиц и прочитал им лекцию по вопросам супружества — о формировании плода в результате полового соития. А также учредил «общество молодых», и все они взбунтовались против совета колонии. (Прохожий)


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе