Педагогические поэмы

(15–29 тамуза)

В эти дни далекого 1903 года газета «Хавацелет» сообщает:

Почтеннейшим руководителям общества КИАХ в Париже, да пребудут имена их вечно

Не в силах более удерживаться, мы вынуждены пожаловаться вам на поведение новых директора и директрисы, месье Эль-Некаве и мадам Романофф. Прибыв сюда, сняли они дом на мусульманской улице, живут вместе и не расстаются. Ныне стало сие дело громогласным, ибо муж директрисы, месье Романофф, и директор, месье Эль-Некаве, били друг друга стульями на глазах всего дома. И господин Романофф сказал в присутствии нескольких людей, что убьет из ружейного ствола (ревульвер) и директора, и свою жену, и сие стало позором пред всем городом. Но, будучи человеком слабым и неизмеримо бедным, господин Романофф вынужден был сдаться пред гневом жены своей и остался сидеть дома, замалчивая все случившееся. Сожительство сие холостяка с мужней женою — грех, запрещенный Торой, и не пристало сие в нашей Святой земле, ибо девочки и мальчики в школе все время говорят о директрисе, мадам Романофф, и директоре, месье Эль-Некаве. И сие вызывает в памяти случай, несколько лет назад имевший место в Бейруте с женой директора и месье Штейном, закончившийся убийством. Посему мы спешим уведомить вас, чтобы вы прекратили сей позор и посрамление имени Б-жьего и отвели несчастье от нашего города.
Жители Цфата.


Ровно 10 лет спустя, то есть 100 лет назад, газета «Ха-ахдут» публикует другое открытое письмо, подписанное Моше Чертоком (будущим Шаретом — вторым премьер-министром Израиля):

Берлинскому директорату Техникума (будущего Техниона) Хайфы

Уважаемые господа, мы, учащиеся старших классов технических школ Эрец Исраэль, честь имеем представить вам следующее напоминание:

Приближается день открытия техникума, о котором мы, учащиеся школ, так мечтаем. Мы, получившие воспитание на языке иврит, всегда с тревогой готовились ко дню, когда нам придется продолжить свое образование в высшем учебном заведении за границей, и весть о том, что вскоре в Хайфе появится ивритский техникум, в котором израильский юноша сможет продолжить свое образование, рассеяла тучу тревоги, тяжело давившую на наши сердца. Однако в последнее время грозовые тучи тревоги вновь заполонили небо нашей надежды: в земле нашей ходят непрестанные слухи о том, что среди господ кураторов разделились мнения по поводу языка, на котором будет вестись преподавание в техникуме: иврит или немецкий? Нам особенно больно, что еврейское учебное заведение в Эрец Исраэль будет прививать нам такое образование! Если в техникуме воцарится иностранный язык, это также дурно повлияет на все другие наши школы, ибо всем им придется ориентироваться на будущее образование своих учеников и соответственно строить свои программы. Мы, те, кому предстоит первыми стать учащимися техникума, просим вас при принятии окончательного решения, принять в расчет это наше ходатайство.


А вот о какой совершенно необычной школе цветистым библейским слогом сообщает читателям Шмуэль Левин в газете «Хавацелет» за 1905 год:

Яффа. Да будет всякому известно и да разнесется глас по всему стану, говоря: Всякий, желающий глубоко изучать науку музыки — да прилепится к нам, и мы совместно, в мире и согласии, трудом и старанием достигнем цели своей; каждый станет радеть за ближнего своего, и каждый брату своему скажет «Держись!»; и пришли к ним всяк прокаженный и гонорейный, как большой, так и малый, равно старик и отрок, и создали новое общество, и нарекли его «Бах», что означает «бней кли» (сыны инструмента. — Н.З.), и приобрели для него всякий инструмент играющий, и наняли учителя немецкого, каковой получает от них 4 франка в месяц платы за услуги. Три часа по полудни каждую неделю — и вот они уже все на ногах, ибо радость одна у них — собираться у учителя своего и играть бесконечно: там могут они ликовать и бесноваться без помех, юноши и девы пустились в пляс, словно «телята оленьи», покуда не закружились вместе с ними стены. И ежели все раввины на свете, вкупе с Моисеем и Самуилом, встанут на пути их, и если все ветры со всего мира явятся и станут дуть на них, не сдвинут они их с места, ибо мотивы и напевы их вырвались из души их — кто господин им?!


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе