Русский террор, еврейский конфликт и другие отдельные недостатки в Святой Земле

(29 хешвана — 14 кислева)

Вот и кислев накатил-налетел. В воздухе Эрец-Исраэль запахло зимой. На яффском побережье столбик термометра упал аж до 20 градусов цельзиуса, море бушует, волнуется, не переставая одаривать нас поразительными историческими находками. Об одной из них читаем на иврите в львовской газете «Ха-мевасер» за 1864 год:


Яффа. Моряки яффские, перекапывая ныне брег морской в гавани и извлекая камни из пучины, нашли останки некоего судна. По словам британских моряков, останки сии принадлежат одному из судов, что были у евреев во дни возвращения их из пленения вавилонского в землю отцов и восстановления царства израильского. И свидетельства тому многие, что истинно суждение их. Ценную находку сию отослали в Лондон на хранение.

История историей, но следует подумать о строительстве светлого будущего. В газете «Ха-магид» 1880 года, за четыре года до основания собственного еженедельника, Элиэзер Бен-Йегуда отвечает на вечный вопрос «что делать?» и намечает основные задачи национального движения:

Ныне нам предстоят два деяния, и свершить их нам по силам: увеличить число евреев в Земле Израиля и вложить язык иврит в уста народные. Посему нам следует торопиться, и наращивать здесь число евреев, и покупать землю для желающих ее обрабатывать; удалить из уст жителей Иудеи и Иерусалима речь чужих народов и научить их разговаривать на языке Эвера, дабы был единый язык для всех евреев в Земле Израиля, дабы язык сей пролил на них дух свой, дабы возлюбили они землю свою, дабы возлюбили обрабатывать ее.

Шимони, Бреннер, Азар и Агнон. 1910 год
30 лет спустя в «Ха-поэль ха-цаир» ему вторит Йосеф Хаим Бреннер под псевдонимом Йосеф Хавер:

Из всего, что занимало общество Израиля в последний год и о чем более всего писала пресса, особенно выделяется опасность перемены религии. Опасность? Но я, ей-богу, не вижу, в чем состоит эта опасность. Неужели действительно все дело в том, что та или иная религия более исполнена возвышенных идеалов? Не важнее ли, насколько идеально то или иное дело, к совершению которого следует или не следует стремиться , а не то, зиждется ли оно на иудаизме или на христианстве. Для меня лично Ветхий Завет не обладает той ценностью, о которой все кричат, — дескать, это «книга книг», «священное писание», «вечная книга» и так далее. От гипноза 24 книг Библии я уже давно, давно освободился… Многие светские книги всех поколений мне ближе и кажутся более великими и более глубокими. Но то важное, что я нахожу в Библии, те останки памяти далекого прошлого и воплощение духа народа нашего и духа человеческого, нахожу я и в книгах Нового Завета (я не касаюсь литературных достоинств ни тех ни других). Новый Завет — тоже наша книга, кость от кости и плоть от плоти нашей. Я не вижу существенной разницы между аскетическим и богобоязненным мировоззрением пророка из Анатот и пророка из Назарета — они проистекают из одного источника…

Нет Мессии для Израиля. Соберемся же с силами жить без Мессии!
Проблема нашей еврейской жизни не есть проблема еврейской религии. Вопрос жизни — это вопрос продуктивного труда для нас, евреев. Мы — пришельцы в любом месте, евреи рассеянные, разобщенные, без земли, без языка. Чужое окружение не дает нам стать полноценными евреями в той же степени, в какой наши русские, польские и прочие свободные друзья являются полноценными русскими и поляками. Народ наш болезненный, он хромает, оступается, падает. Нам нужно поставить его на ноги. Сила воли его слабеет — следует ее укрепить. Станем же сильнее! Нет Мессии для Израиля. Соберемся же с силами жить без Мессии! Не станем плевать в лицо тем из нас, что оказались готовы креститься. Мы, немногие, сыны живого еврейского народа, будем же крепче скалы, станем работать и созидать по мере возможности. Мы, живые евреи, — постимся ли мы в Судный день или едим в этот день мясо в молоке, придерживаемся ли морали Ветхого Завета или считаем себя верными учениками Эпикура — не перестаем чувствовать себя евреями, жить жизнью евреев, работать по-еврейски, говорить на нашем еврейском языке, получать духовную пищу от нашей литературы, трудиться на благо нашей свободной национальной культуры, сохранять национальное достоинство и вести войну за наше национальное бытие в любом его проявлении.


Новый национальный дом растет, и в нем, то в одном уголке, то в другом, появляются даже некоторые «архитектурные излишества». В 1909 году «Ха-цви» с восторгом сообщает:

Наконец-то и мы, иерусалимцы, удостоились еврейского оркестра, благодаря дирижеру г-ну Кубельскому. И оркестр движется вперед. Ежевечерне десять-пятнадцать молодых людей собираются вместе в специальной комнате и упражняются. Один играет на флейте, другой — на трубе, а третий — на виолончели. И так совершенствуются члены оркестра в своем мастерстве, а г-н Кубельский стоит и руководит ими — показывает каждому, как следует держать инструмент. Еще немного, еще месяц, два, три месяца — и иерусалимцы смогут насладиться игрою оркестра и произнесут благословение «давший нам дожить до сего дня» в честь первого концерта, который устроит для них общество «Кинор Цион» («Сионская арфа». — Н.З.).

«Ха-цви» в 1910 году освещает неслыханный рост будущего Тель-Авива:

Ахузат Байт (первый квартал Тель-Авива. — Н.З.) все более приближается к совершенству. Сорок домов стоят уже готовые во всех отношениях и с нетерпением ждут новоселий. Нижний этаж гимназии также уже завершен и во всеуслышание оповещает о прогрессе нашей культурной деятельности. Пройдет еще сколько-то дней, будет преодолен и останется позади «черепичный кризис», и прочие дома также перестанут стоять с непокрытыми головами. (Икс)

Семимильными шагами шагает навстречу мировой славе отечественное виноделие сообщает «Ха-цви» в 1908 году:

С каждым годом вина из Ришон Ле-Циона становятся всё более известными во всем мире. После медалей, полученных винами Ришон Ле-Циона в Гамбурге, Вене и Париже, на этой неделе из Александрии поступило сообщение, которое порадует сердца всех наших виноградарей и всех друзей ишува. Все знают гениальную актрису Сару Бернар. И вот в эти дни, в дни пребывания ее в Египте, она получила партию различных вин из погребов Ришон Ле-Циона, посланную ей г-ном Юделовичем. В ответ Сара Бернар отправила такую телеграмму: «Александрия. Юделовичу в Ришон Ле-Цион. Благодарю за посылку чудного благоуханного вкуса. Сара Бернар». Все газеты Египта сообщают о сем великом событии: плоды Ришон Ле-Циона так понравились великой Саре, и все говорят, что мнение великой актрисы не менее важно, чем мнение жюри выставки.

Не беда, что кое-где у нас порой имеются отдельные недостатки. По крайней мере, можно быть уверенными, что по ним как следует проедутся в лихом фельетоне, вроде того, что опубликован в «Ха-цви» за 1907 год:

Речь не о самой железной дороге, соединяющей Яффу с Иерусалимом, не о том, что всякий понимает: прояви инженеры более мудрости и не поскупись власти, была бы она не столь длинной (96 километров). Речь также не о том, сколько часов проводят в пути пассажиры (четыре с половиной, а то и пять). Поезд из Яффы в Иерусалим развивает скорость всего в 25 километров в час — чуть более обычного дилижанса. Но все это мы, пассажиры, способны выдержать. Поистине ужасно то, что в поезде недостает совершенно необходимых вещей. Где, например, питьевая вода? Где вода для умывания? Где в этих вагонах пепельницы? И, наконец, где, почтеннейшие, «кабинет задумчивости», столь незаменимый в долгих переездах?

Священник расхаживал по вагону, сердился, топал ногами, кусал губы — все напрасно: желаемого он не нашел
Вот что произошло несколько дней назад: внезапно разболелся один священник. Что с ним случилось? Никому не ведомо. Но священник расхаживал по вагону, сердился, топал ногами, кусал губы — все напрасно: желаемого он не нашел. Попутчики жалели его и выражали сочувствие, некоторые говорили с начальником поезда, требуя, чтобы впредь сие было исправлено. Вдруг священник выпрыгнул из вагона на ходу. Подняли шум, поезд был остановлен, и многие выбежали спасать несчастного. Но тем временем священнику полегчало. «Что вы такое сделали, батюшка?» — спросили его. Тот засмеялся в ответ: «То, что должен был сделать, то и сделал». И с этим все вернулись в вагоны, и поезд продолжил путь. Вот какая история: отчасти чудесная, отчасти неприятная, но правдивая, почерпнутая из жизни. Такие у нас поезда: едут со скоростью 25 километров в час, лишенные воды, пепельниц и прочих совершенно необходимых вещей.

Ну и, конечно, всегда и всюду непременная классовая борьба. Вот с какой стороны освещает ее консервативная «Хавацелет» в 1908 году:

“Твоя жизнь в твоих руках. Если пойдешь на работу, среди ночи тебя убьют! Это третье предупреждение”
Союзы и объединения, сговорившиеся насадить в Иерусалиме русский терроризм, продолжают идти по сему пути. Они являются к рабочим, не состоящим в их шайках, и всяческими угрозами принуждают их не выходить на работу. Рабочие наших типографий также получили такие предупреждения. Один из них, не вняв угрозам и пришедши на работу в начале этой недели, на следующий день прийти уже не смог, запуганный террористами, и написал нам следующее:
«Руки мои дрожат, а жена моя слегла в постель из страха перед союзом типографских рабочих. Вчера ночью, когда я был в типографии, явились двое ко мне на дом и сказали жене моей: “Передай мужу, чтобы он побоялся за жизнь свою и своих домашних и не ходил на работу”. Сегодня утром пришел ко мне Мордехай Малатер с компанией, с оружием в руках, и говорит: “Твоя жизнь в твоих руках. Если пойдешь на работу, среди ночи тебя убьют! Это третье предупреждение”».

А несколькими днями ранее Бен-Йегуда писал о том же в «Ха-цви», глядя на происходящее со своей ивритской колокольни:

Подобное в типографии г-на Леви происходит не впервые. Уже несколько лет назад типографские рабочие прекращали работу. Но между вчерашним и сегодняшним днем существует отличие, ибо сегодня такое решение принято в согласии с «Поалей Цион» и «Ха-поалим ха-цаирим ». Сегодня рабочие в своем споре с работодателями показали, что все они держатся друг за друга и в войне за свои права всегда будут стоять вместе. Какой бы ни была наша позиция в этом вопросе, одно нам очень приятно: все споры по этому вопросу и все публикации происходили на иврите, и сегодня можно, по крайней мере, говорить о еврейском конфликте!


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе