«Были у меня друзья, но самодержавие всех разбросало»

Мы продолжаем публиковать переписку Анны и Авраама Сумов. Начало XX века. Сестра — член партии социал-демократов, брат — директор школы в Палестине. В прошлом выпуске сестра писала брату из тюрьмы. После тюрьмы ее ждала ссылка, а потом — попытки устроить свою жизнь на свободе. Анна по-прежнему предана «святой идее» учения Маркса, но думает о поездке в Палестину — конечно, только на время.


    «Тюрьма мне кое-что дала»

    В общей сложности Анна провела в заключении, в одесской и вологодской тюрьмах, три года. Как и другие арестованные, которым предстояла ссылка, она мечтала учиться, много читать, чтобы «стать основательным, твердо определившимся социал-демократом». Представляла, что ссыльные будут вместе, куда бы ни выслали, хоть в Сибирь.

    Анну выслали не в тундру, а в город Вейск Вологодской губернии. Там каждый предоставлен сам себе. Многие ссыльные совершенно пали духом.

    ***
    « <...> хорошо себя чувствую только в революционной работе, но только тогда, когда была в работе, как только прихожу домой, мною овладевала гнетущая тоска, сознание, что я только кричу… Тюрьма мне кое-что дала, но что это значит, надеялась на ссылку: нарисовала план, а тут создалось такое душевное состояние, что не то, что заниматься, но самую легкую вещь никак не прочтешь, это не только со мной, люди, которые занимались и шли в ссылку с твердым намерением заниматься, и то ничего у них не вышло.

    Сидеть в ссылке и не заниматься не имеет никакого смысла, некуда тратить энергию, и она начинает растрачиваться на мелочи. Мне самой не хочется теперь жить нелегально, для нелегальной жизни нужно быть здоровым, это пока невозможно. Начала хлопоты по переводу в Вологду, вероятно, скоро получу разрешение, поживу там, все-таки губернский город.

    ***

    <…> Становится временами очень тяжело, но все-таки я жить хочу и готова ее отдать только ради великой святой идеи <…> Провести параллель между мною и тобою трудновато; тогда как ты переставал жить, я только начинала… Принадлежу я к пролетарской партии, то есть к Р.С.Д.Р.П., поскольку я в состоянии ознакомиться с положениями и основами этой науки, поскольку я ее поняла, я уверена, что только с.д. является выразительницей интересов пролетариата, что ее путь единственный правильный. Напиши, пожалуйста, какие брошюры ты читаешь, раз уж мы заговорили на эту тему. Знаком ли ты с учением Маркса и Энгельса и вообще твой взгляд <…>»

    ***

    «Я прямо затрудняюсь, о чем бы тебе писать! Все так безжизненно и лишено всякого интереса. Реакция свирепствует вовсю, что и начало отражаться на жизни политических ссыльных. Вот уже который месяц как казенные деньги выдаются вместо 1-го числа 15-го, сможешь себе представить, каково положение семейных и многих других, кроме конечно тех, которые получают достаточно из дому от родных, прямо голодных повально. На той неделе еще была совершена экспроприация, не удавшаяся. Это, вероятно, отразится и на нас, ибо общество уже хлопочет у губернатора, чтобы он постарался избавить их от ссыльных. Колонией СП [ссыльнопоселенцев] было напечатано письмо в местной газете, в которой колония снимает с себя ответственность за поступки отдельных личностей, ссылаясь на то, что ссылка теперь массовая, и в ссылку попадают люди, ничего общего с политикой не имеющие. <…> Среди п[артии] с[оциал]- д[емократов]имеются до сих пор два течения по этому вопросу, то есть об участии или неучастии в этих обществах, но теперь большинство пар[тии] высказалось за участие <…>»

    Хотя Анна задает брату прямые вопросы о его отношении к марксизму, Авраам не вступает с ней в споры. Оба ценят близость и теплоту; особенно в этом нуждается сестра. Она жаждет большей откровенности, стремится усилить их душевную связь.

    ***
    <…> Я тебе не могу выразить свою глубокую благодарность за частую переписку, прямо слов таких сильных не хватает у меня. Они мне так много дают, особенно теперь я в них сильно нуждаюсь, от них становится так тепло, веет такой нежной заботливостью и глубоким чувством, ты у меня единственный друг и брат, были у меня друзья, но это все прошло, самодержавие то и дело забрасывает одного в одну сторону, другого в другую <…>

    ***
    <…> ты так мало пишешь о себе, о твоих настоящих взглядах на жизнь и твоем образе жизни, как будто мы уже так чужды друг другу. Неужели это в самом деле так? Неужели мы только брат и сестра и ничего больше?»


       

       

       


      Комментарии

       

       

       

       

      Читайте в этом разделе