Горечь и сладость

Что-то мы все о праздниках пишем. Можно подумать, что в ямей холь – будничные дни - человек и не ест вовсе. Среди нас, разумеется, есть те, кто утром, днем и вечером обходится чашкой кофе, к тому же не варит ее сам, а приходит за ней в кафе. Есть и те, кто в будние дни перепоручает заботу о своем желудке труженикам общепита. Однако речь сейчас не об этих достойных людях.


Обычно семья все-таки ест, и, более того, иногда к нам приходят гости. Кстати говоря, пристойно накормить всех вышеперечисленных с воскресенья по четверг – не менее сложная задача, чем придумать фееричное меню на шабат или йом тов (праздник). Но эта колонка не об омлете или жареной курице, – хотя и они занимают неотъемлемое место на нашем столе.


Месяц, в который мы вступаем, называется хешван, или мархешван – «горький» хешван. Не забудем, что еврейские названия месяцев взяты из вавилонской традиции, и слово это арамейское. Эпитет «горький» связан с тем, что на этот месяц не приходится никаких праздников.



Если мы обратимся к упоминаниям горечи в Танахе, то сразу же находим известный эпизод в Исходе: «И пришли в Мару*, и не могли пить воду в Маре, ибо горька она. Поэтому-то и назвали это место Мара. И возроптал народ на Моисея, говоря: «Что пить будем?». И возопил он к Богу, и указал ему Бог дерево, и бросил его в воду, и стала вода сладкой» (Исход [Шмот], 15:23-25).


Итак, с помощью дерева (а великий комментатор Торы Раши говорит, что дерево это было, разумеется, «эц хаим», древо жизни, или Тора) горечь превращается в сладость. Однако любители «подсластить жизнь» убеждены, что слово «мар» в полном названии месяца происходит от арамейского «господин» или является сокращением от «матар», что значит ливень.


И действительно, у нас дожди идут уже вовсю, в Израиле они тоже начинаются и, кроме того, не случайно же, как учит традиция, именно в месяце хешван начался «мабуль», или Всемирный Потоп, так красочно описанный в Торе.


Неужели хешвану так и суждено остаться месяцем будней? Одна из легенд гласит, что Мессия, Машиах, должен прийти именно в месяце хешван – чтобы он стал одним большим праздником.


Итак, за окном осадки, хотя и не уровня Всемирного Потопа, Машиах пока не пришел, и, чтобы скрасить его ожидание и не забыть о том, что горечь хешвана рано или поздно обернется сладостью, можно приготовить для семьи и гостей суфле из шоколада.


Кен Франк, знаменитый шеф-повар ресторана «La Toque» в долине Напа, настаивает на горьком шоколаде, и он абсолютно прав не только с гастрономической, но и с еврейской точки зрения.


ШОКОЛАДНОЕ СУФЛЕ
(молочное)


Что надо:

сливочное масло и сахар для формочек;
4 белка;
3 ст. ложки сахарной пудры;
3 желтка;
4 ст. ложки свежесваренного эспрессо, теплого;
170 гр. растопленного горького шоколада, теплого;
сахарная пудра для украшения.


Что делать:

1. Разогреть духовку до 200 градусов. Смазать 6 формочек для суфле маслом и посыпать сахаром.
2. Взбить белки в пену, добавить сахарную пудру и продолжать взбивать.
3. Смешать желтки, эспрессо и шоколад. Соединить с взбитыми белками, осторожно разлить по формочкам и запекать 8 минут.
4. Перед подачей на стол посыпать сверху сахарной пудрой.



* Мара на иврите означает "горькая". Вспомним книгу Руфь: "Не зовите меня Наоми, а зовите меня Мара, ибо послал мне Всемогущий горесть великую" (Руфь, 1:20).



     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе