Дело второе. Кровавый дозор

Яша Штерн и Максим Лаптев наклонились над столом и готовят две порции Bloody Mary mix. Держа в одной руке адмиральский кортик, а в другой – бутылку водки, Штерн аккуратно льет водку на лезвие. Лаптев бдительно наблюдает за строгим соблюдением ритуала: содержимое бутылки должно занять положенное ему место в высоких прозрачных бокалах, на треть заполненных томатным соком. Под бокалы подложена книга. Судя по надписи на корешке, это "Ночной дозор" Сергея Лукьяненко, выпущенный издательством «АСТ». Оба участника действа крайне сосредоточены. Еще усилие – и вот цель достигнута. Две "Кровавые Мэри" построены, сходят со стапелей и готовы к употреблению.
Есть мнение, будто критика разлюбила ценимые публикой жанры – фантастику и детектив. Это, разумеется, гнусная клевета: критика отродясь и не любила эти жанры, издавна предпочитая Конан-Дойлу с "Конаном-варваром" (или братьям Вайнерам с братьями Стругацкими) то разнообразных суконных реалистов, то неразгрызаемых модернистов, имя которым – легион, а цена – пятачок за пучок.
Так что же, прикажете читателям сорок лет скитаться без проводника в лабиринтах массовой словесности? Выход подсказал реб Мюнхгаузер, однажды собственноручно вытащивший себя за рыжие пейсы из болота повседневности. Вот и мы решили открыть рубрику, в которой краткими внутренними расследованиями в области современной массовой литературы займутся сами ее персонажи.
Рубрику согласился вести создатель "ехидных детективов" Лев ГУРСКИЙ, автор "Перемены мест", "Траектории копья", "Никто, кроме президента" и др., и пр., и хр. Лев Аркадьевич был столь любезен, что делегировал для рубрики двух своих любимых персонажей – частного сыщика Яшу Штерна (популярного в телеварианте "детектива Дубровского") и капитана Максима Лаптева (известного в узких кругах спасителя Отечества). Им, как говорится, и книжки в руки. Они-то не соврут. А если чуток и приврут, то для пользы дела.
Яша ШТЕРН (откладывая кортик и переводя дыхание): Уфф!.. Даже не верится, что мы это сделали. Теперь предлагаю выпить – за гениального Шрека. Кстати, ты в курсе, Максим, что Шрек был еврей?

Максим ЛАПТЕВ (увещевающе): Яша, дружок, мы же с тобой еще трезвые пока. Почему же ты решил, что зеленое мультчудище – еврей?

Я.Ш. (качая головой): Да я не американского Шрека имею в виду, а немецкого! Твоего тезку Макса Шрека, который в старом фильме "Носферату" обалденно сыграл роль еврея-вампира Носферату.

М.Л. (удивленно): Стоп-стоп! Разве Носферату – не молдаванин? Не из Трансильвании? Ведь в романе Брэма Стокера "Дракула"...

Я.Ш. (перебивая): Ну да, по сценарию Носферату был румыном, но режиссер Фриц Мурнау, гад, нарочно выбрал актера с во-от таким носищем! Чтобы всем все было понятно. Немецкие экспрессионисты вообще были исторически подвинуты на еврейской теме. Врачи-вредители Мабузе и Калигари, карлики в "Нибелунгах"... Короче, Мурнау первый и сглазил фантастов. Это до сих пор заметно: если кровосос, так непременно с еврейским шнобелем. Или хотя бы с еврейской фамилией. Или хоть намеком на нее...

М.Л. (укоризненно): Ты опять Лукьяненко имеешь в виду? Надоело уже! Чего ты прицепился к бедному парню? Знаю-знаю все, о чем ты мне сейчас скажешь, сто раз уже слышал: мол, Городецкий у него – еврей, злодей Завулон – вообще сын библейского патриарха Иакова, Октябрьскую революцию в России совершили Иные на черт знает чьи деньги и теперь нагло пьют кровь христианских младенцев на улицах ночной Москвы... Я ничего не упустил?

Я.Ш. (лихо включаясь в спор): Конечно же, упустил. Кощея Бессмертного, например. По нынешней классификации, это протовампир. А в романе "Остров Русь" того же Лукьяненко у Кащея Бессмертного фамилия, между прочим, – Арбитман... Совпадение?

М.Л. (с унынием): Яша, милый, пойми, никакой Лукьяненко не злостный антисемит. Он акын. Что под руку попалось, о том и поет. У него в философском багаже не "Сионские протоколы", а максимум старые хиты групп "Сплин" и "Воскресенье". Каша в его голове – да, есть, но злонамеренности нет. Автор "Ночного" и прочих дозоров берет словечко оттуда, словечко отсюда, что-то вспоминает из своего недалекого алма-атинского детства... Короче, Лукьяненко виноват в попсе, а не в кровавом навете...

Я.Ш. (недоверчиво отмахиваясь): Каша, говоришь? Кашу-то можно из разного варить. Некоторые почему-то предпочитают из топора... Меня особенно бесит, что в "Дозорах" правда жизни выворочена наизнанку. Исторических борцов с вампиризмом словно нарочно записали ряды кровососов и их пособников...

М.Л. (с недоумением): Исторических? Борцов? Погоди-погоди, ты имеешь в виду Абрама Ван Хельсинга, который Дракулу завалил? Но это же, насколько я знаю, абсолютно вымышленный персонаж.

Я.Ш. (нравоучительно): Он-то, может, и вымышленный, но его оружие – самое что ни на есть натуральное. Вспомни: крест и серебряные пули появились в арсенале вампироборцев только в позднем Средневековье, а раньше как спасались? А?

М.Л. (догадавшись, наконец): Чеснок?

Я.Ш. (торжествующе): Именно! Любимая еврейская приправа, благодаря ей мир и уцелел. Ты веками надрываешься, спасаешь людей от тех, кто из них сосет кровь, – и вот благодарность. Ты же, оказывается, и кровопийца... Черт, Максим, мы же с тобой еще не выпили нашу "Кровавую Мэри"! (азартно выпивает). Клевый коктейль. Умно придумано. Интересно, а как была фамилия этой Мэри?

М.Л. (меланхолично выпивая): Поппинс. Тоже, небось, из ваших?


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе