Дело пятое. "...И присвоили ему званье короля!"

Яша Штерн и Максим Лаптев обозревают Москву с маленького декоративного балкончика башни главного корпуса МГУ. Вернее, обозревает один Штерн, поскольку Лаптев, уткнувшись в толстенную книгу с надписью на обложке: "Стивен Кинг. Темная башня. Издательство "АСТ" – не обращает никакого внимания на красоты столицы.

Яша ШТЕРН (задумчиво): Макс, я хотел тебе сказать...

Максим ЛАПТЕВ (отмахиваясь): Еще секундочку, погоди-погоди...

Я. Ш. (нетерпеливо): Ма-акс, да послушай ты меня!

М. Л. (захлопывая книгу): Все. Финиш. Гейм овер. Роланд дошел наконец до Темной Башни.

Я. Ш. (вкрадчивым голосом): Ну и дальше что?

М. Л. (с досадой): Да ничего. Все вернулось к началу. Замкнутое кольцо. Кончил дело – нарезай круги заново. Можешь перечитывать с первого тома по седьмой... Нет, он над нами издевается, Яш!

Я. Ш. (удовлетворенно): Во-о-от! Кстати, имей в виду, дружище Макс, твой Стивен Кинг на самом деле – самый натуральный...

М. Л. (с удивлением): Что, и Кинг, по-твоему, еврей?

Я. Ш. (качая головой): Наоборот, юдофоб. Погромщик. Сам видишь.

М. Л. (недоверчиво): Вообще-то не очень вижу.

Я. Ш. (напористо): А как же! Ты приглядись ко всем его книжкам повнимательней. Кто у него, по-твоему, главные носители зла?

М. Л. (пожимает плечами): Ну пришельцы там... нечисть разная...

Я. Ш. (торжествующе): Именно! При-шель-цы. Всякая там пришлая нечисть. У Кинга половина сюжетов на чем построена? Живут себе люди в маленьком городке, тихо-мирно. И вдруг появляется незнакомец. Приезжий. Чужак. Скрытый семит. Открывает антикварную или там бакалейную лавочку, для отвода глаз заводит торговлишку и... пропал городок с потрохами! Все жители перессорились, брат идет на брата, сын кусает отца, сосед соседа бьет велосипедом...

М. Л. (не слишком уверенно): Яш, по-моему, ты передергиваешь.

Я. Ш. (азартно): Ничуть! Перечитай "Судьбу Иерусалима", или "Нужные вещи", или хоть "Бурю столетия" – везде примерно одно и то же. Кто там гады? Стрейкеры. Томминокеры. Лангольеры. Сами не местные, но уж-жасно вредные. В фильмах по Кингу это, кстати, еще заметней. Помнишь носатого гадюку-адвоката Флешера из "Королевского госпиталя"? А как зовут дьявола-повествователя в фильме "Автострада"? Арон Квиксидлер между прочим! Думаешь, все это случайно?

М. Л. (с озадаченным видом): Думаешь, все это намеренно?

Я. Ш. (без малейшего сомнения): А то! Помнишь роман "Ловец снов"? Пришелец забирается в мозги к простому американскому парню и начинает ему нашептывать... Ты намек в названии уловил? Честно, а?

М. Л. (честно): Не-а, не уловил.

Я. Ш. (авторитетным тоном): Ловец снов – намек на Фрейда. Он-то и есть главный возмутитель, завоеватель мозгов и все такое. То же, например, и в "Регуляторах": дух-вредитель, который вселяется в людей, не зря болтает на древнем языке, похожем на иврит.

М. Л. (вновь пожимает плечами): Да ладно тебе, не придирайся. "Регуляторы" – просто неудачный роман. Кинг это понял в конце концов и подписался своим дежурным псевдонимом "Ричард Бахман".

Я. Ш. (воздевает вверх палец): О! Спасибо, что напомнил. Смекаешь, какой у него метод? Те вещи, что получше, подписывать настоящим именем, а всякую свою коммерческую дрянь списывать на кого? На еврея Бахмана! Он нарочно выбрал такого козла отпущения.

М. Л. (возражает, довольно вяло): Не нарочно...

Я. Ш. (страстно): Нет, нарочно! Макс, дорогуша, поскреби половину нынешних ньюсмейкеров – и они окажутся тайными юдофобами. Мэл Гибсон, надравшись, ругал евреев? Ругал. А Гюнтер Грасс? Вообще, оказывается, служил в СС! А любимый папа Дарьи Донцовой был кто?

М. Л. (с некоторой дрожью): Неужели сам Мартин Борман?

Я. Ш. (обличающе): Почти. Аркадий Васильев, который был общественным обвинителем на процессе Абрама Терца. И в отличие от сына Бормана, который всю жизнь замаливает грехи папаши, Донцова...

М. Л. (поспешно прерывает Яшу): Ладно-ладно, вернемся к Кингу. Хорош он или плох, но в жанре страшилок альтернативы ему нет.

Я. Ш. (трясет головой): Есть! Есть автор, который пишет лучше и про наши страхи, и про Фрейда внутри, и про евреев. По сути, это Кинг наоборот, притом что их фамилии похожи. Он, кстати, тоже в очках, но не дылда, тоже мрачный, но с иронией... Узнал его?

М. Л. (трет лоб): Не узнал.

Я. Ш. (довольно): Аллан Стюарт Кенигсберг, он же Вуди Аллен! "Кениг" – это по-немецки "король", как и "Кинг" по-английски... Эх, если бы удалось переименовать наш Калининград в Кенигсберг – в честь Вуди Аллена! Стивен Кинг лопнул бы от зависти.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе