Дело четвертое. Кое-что из жизни духов

Яша Штерн и Максим Лаптев бредут по чаще, пробираясь между деревьями. Душно. Сыро. Не видно ни зги. Колючие мокрые ветки так и норовят хлестнуть по лицу. Максим ругается шепотом, прикрывая лицо рукой. Более практичный Яша обороняется от веток книгой (до поры ее названия не видно). Наконец оба выходят на поляну.

Максим ЛАПТЕВ (вздыхает): Уфф! И это называется веселая прогулка? По-моему, мы с тобой давно сбились с курса.

Яша ШТЕРН (бодрится): Ничего-ничего! Чем дальше в лес, тем крепче дух... Кстати, ты в курсе, что у Минаева большие проблемы?

М.Л. (брюзгливо): А что еще может случиться с человеком, который умер в позапрошлом веке?

Я.Ш. (с удивлением): Умер? Постой, ты про какого Минаева говоришь? Я-то знаменитого писателя имею в виду.

М.Л. (пожимает плечами): Ну и я писателя. Дмитрия, то есть. Кого же еще? "Это ли русский прогресс? - Это, родимые, это..."

Я.Ш. (с облегчением): Да я не про того, чудак! Я про вот этого! (Показывает Максиму книгу с безголовым человеком на обложке и крупным словом "Духless". Автор книги – Сергей Минаев, издательство – "АСТ", тираж – и сказать страшно, сколько).

М.Л. (мрачно): А-а, вон ты о ком. Ну и какие неприятности могут быть у этого типа? Типа жемчуг попался мелкий? Золотой унитаз засорился? Честно говоря, Яша, этот твой нытик меня уже достал. Ему все поднесли на блюдечке, а он триста страниц подряд скулит об одном и том же: жизнь – дерьмо, бизнес – кидалово, люди – козлы, бабы – дуры, и черную икру ему, видите ли, прислали не той свежести... Тьфу на него!

Я.Ш. (примирительно): Ладно тебе, Максим, ты-то хотя бы его пожалей. И без твоей помощи все уже заплевали еврейского парня.

М.Л. (с вялым удивлением): Что, и Минаев тоже – еврей?

Я.Ш. (убежденно): А как же! Ты сам погляди в Интернете, тамошние антисемиты сплошь и рядом на это намекают. Всем им известно, что заглавный "духless" – это такой русско-английский гибрид, который означает "нищие духом"... Но все они, гады, делают вид, что не понимают этого. Злобствуют, издеваются, нарочно выводят слово "духless" из слова "тухес". То есть из "задницы" на идиш.

М.Л. (без тени сочувствия): Ну, значит, сам виноват, подставился. Язык предков надо знать. Или хоть пару главных терминов из него... Вот Лазарь Лагин, заметь, не облажался с названием, а ведь и у него в книге было про духа. Помнишь? Юный пионэр нашел в Москва-реке бутылочку, а там – дух арабского террориста...

Я.Ш. (качая головой): Эх, Максим, склеротик! Ты путаешь двух разных духов. Первый из джиннов, Гасан, как раз наоборот попался мирный. В благодарность за спасение он нашептал пару заклинаний, вырвал из бороды пару волосков и придумал в СССР электрификацию, индустриализацию, пятилетку в четыре года, построил высотки в Москве и всякое такое.

М.Л. (морща лоб, вспоминает): Ага! А второй джинн, значит...

Я.Ш. (подхватывает): А второго позже нашли американцы в Афгане. Тоже, думали, он там всю инфраструктуру по-быстрому наладит. Но только это оказался Мулла ибн Омар! Его в бутылке передержали вплоть до полного джихада... До сих пор унять не могут.

М.Л. (наставительно): Вот! Вот для таких вещей в природе и существует выражение "большие проблемы". А у твоего Минаева – так, мелкие неприятности. Подумаешь, пару раз обозвали задницей.

Я.Ш. (протестующе взмахивает рукой): Нет, Максим, я еще не все тебе рассказал. Слушай дальше. Погромщики из "С.Б.А. Мьюзик Паблишинг" теперь еще хотят нашего мальчика ограбить. Высосать из него кругленькую сумму. Прицепились, юдофобы, к тому, что Минаев процитировал у себя пару текстов "Lou Reed" и группы "The Smith". Мол, раз ты цитировал - значит, вся твоя книжка есть контрафакт. Плати бабки. Сто тысяч рэ. Что скажешь?

М.Л. (меланхолически): Скажу, что парень в рубашке родился.

Я.Ш. (озадаченно): Не понял...

М.Л. (спокойно): Ну ты же сам говоришь, что "Духless" – это "нищие духом". Цитата, между прочим, откуда?

Я.Ш. (подумав): Из Нагорной проповеди.

М.Л. (кивая): Верно. Копирайт на все у кого? У Матфея и компании. Если бы эти друзья явились сейчас качать авторские права, то, будь уверен, Минаев влетел бы поболее, чем на сто штук.

Я.Ш. (с суеверным ужасом): Половина контрафактного человечества разорилась бы сразу на фиг!.. Да-а-а. Нашему парню еще повезло.

М.Л. (удовлетворенно): А я тебе о чем толкую?


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе