«Не хлебнул ли и ты из ритуальной рюмочки?»

В 1911 году в Киеве был убит 12-летний мальчик Андрей Ющинский. Через некоторое время влиятельные черносотенцы в Киеве объявили, что убийство является делом рук евреев и совершено с ритуальной целью — для получения крови христианского ребенка, которую евреи якобы добавляют в мацу. В убийстве был обвинен приказчик кирпичного завода Менахем Бейлис. Судебный процесс над ним, начавшийся 23 сентября 1913 года, вызвал широкое общественное движение против ритуального навета, а также разделил общество на два непримиримых лагеря: сторонников и противников Бейлиса. Сегодня, в день столетия начала процесса над Бейлисом, мы публикуем мнения экспертов, философов, религиозных деятелей и депутатов Думы: царской и нынешней.

Зеев Жаботинский. Статья «Вместо апологии», 1911 г.

Менахем Мендель Бейлис«Если вникнуть как следует во вкус ритуального обвинения, возникает ощущение очень тяжелое, для впечатлительного человека нестерпимое. Вы вдумайтесь: ведь это про нас — про меня, вас, вашу мать! Каждый из нас, говоря с иноверцем, должен, значит, помнить, что тот, быть может, в эту самую минуту ежится и думает: "А кто тебя знает, не хлебнул ли когда-нибудь и ты из ритуальной рюмочки?" Попробуйте во все это вникнуть!..

Вера в ритуальные убийства распространена не только среди правых. В нейтральной, беспартийной массе, даже интеллигентной, тоже далеко еще не искоренилось это подозрение... Мало ли раз всякий из нас, кому только приходилось встречаться с христианами, слышал от самых милых людей откровенные признания в этом сомнении? Конечно, милые люди выражают это сомнение не в такой грубой форме. Они обыкновенно говорят так: "Конечно, мы не сомневаемся, вы и ваши близкие об этом не знаете. Но… может быть, ваши раввины знают? Мало ли таких древних религий, в которых высшие таинства известны только немногим посвященным?" Другие еще добрее, они идут еще дальше по пути уступок и ставят вопрос так: "Может быть, это какая-нибудь особенная секта? Можете ли вы поручиться, что знаете наперечет все секты в лоне еврейства и все тайны каждой секты? Вот и у нас есть изуверы — хлысты и скопцы — разве мы за них в ответе? Зачем же вам так волноваться и огулом отрицать то, что все-таки, быть может, имеется в действительности?" Так говорят многие, очень многие из самых милых наших соседей!..

Нам не в чем извиняться. Мы народ, как все народы; не имеем никакого притязания быть лучше... Ритуального убийства у нас нет и никогда не было; но если они хотят непременно верить, что "есть такая секта" — пожалуйста, пусть верят, сколько влезет. Какое нам дело, с какой стати нам стесняться? Краснеют разве наши соседи за то, что христиане в Кишиневе вбивали гвозди в глаза еврейским младенцам? Нисколько: ходят, подняв голову, смотрят всем прямо в лицо, и совершенно правы, ибо так и надо, ибо особа народа царственна, не подлежит ответственности и не обязана оправдываться. Даже тогда, когда есть в чем оправдываться. С какой же радости лезть на скамью подсудимых нам, которые давным-давно слышали всю эту клевету, когда нынешних культурных народов еще не было на свете, и знаем цену ей, себе, им? Никому мы не обязаны отчетом, ни перед кем не держим экзамена, и никто не дорос звать нас к ответу. Раньше их мы пришли и позже уйдем. Мы такие, как есть, для себя хороши, иными не будем и быть не хотим».


Передовица газеты «Речь», 23 октября 1913 г.

«Мендель Бейлис совершенно затерялся среди толпы пророков, царей, фараонов, и все время хотелось сказать:
 — Послушайте, Мендель, что-то вы уселись на скамье подсудимых между Саулом и Давидом? Ведь здесь разбирается дело Ветхого Завета, судят израильских царей и пророков, а вы пришли с кирпичного завода и мозолите глаза…»


Лев Троцкий. «Под знаком дела Бейлиса». Журнал «Die Neue Zeit», ноябрь 1913 г.

«...Вся Россия прошла пред судом: сапожник из предместья, еврейский капиталист, крестьянин-возчик, полицейский сыщик, уличные дети, либеральные журналисты, воры, православный монах из евреев, каторжник, девицы легкого поведения, священник, жандармский офицер, обанкротившийся содержатель кассы ссуд в роли руководящего патриота, бывший революционер в роли добровольного расследователя, адвокат-свидетель, профессора медицины, католический священник, профессора духовной академии и еврейский раввин, — воры и "солидные" люди, специалисты ученые и изуверы, отбросы погромной реакции и осколки революции прошли пред изумленными взорами двенадцати темных людей, преимущественно крестьян, сознательно подтасованных министерством юстиции в качестве наиболее удобных для средневекового процесса судей…

Обнажив необходимую пропасть между сословно-черносотенной монархией и всеми исторически-жизненными общественными классами и дав возможность обеим сторонам заглянуть в эту пропасть до дна, киевский процесс тем самым сделал огромную политическую работу и вошел в историю России как предзнаменование новой эпохи глубоких революционных сотрясений».


Русский националист и монархист Василий Шульгин о деле Бейлиса. Газета «Киевлянин», сентябрь 1913 г.


«Как известно, обвинительный акт по делу Бейлиса является не обвинением этого человека, это есть обвинение целого народа в одном из самых тяжких преступлений, это есть обвинение целой религии в одном из самых позорных суеверий. При таких обстоятельствах, будучи под контролем миллионов умов, русская юстиция должна быть особенно осторожной и употребить все силы, чтобы оказаться на высоте своего положения... Не надо быть юристом, надо просто быть здравомыслящим человеком, чтобы понять, что обвинение против Бейлиса есть лепет, который любой защитник разобьет шутя...»

Присяжные о деле Бейлиса (из книги Александра Тагера «Царская Россия и дело Бейлиса»)

«Як судить Бейлиса, коли разговоров о нем на суде нема?»


Отец Павел Флоренский о деле Бейлиса (из очерка Зинаиды Гиппиус «Задумчивый странник», 1924 г.)

«Если б я не был православным священником, а евреем, я бы сам поступил, как Бейлис, т. е. пролил бы кровь Ющинского».


Владимир Короленко. «К русскому обществу». Газета «Речь» от 30 ноября 1911 г.

«...В этой лжи (кровавом навете – МЭ) звучит та самая злоба, которая некогда кидала темную языческую толпу на первых последователей христианского учения... Всегда за нею следовали темные и преступные страсти, всегда она стремилась ослепить и затуманить толпу и извратить правосудие. И всегда с нею боролось чувство любви и правды. Не к одному римскому сенату были обращены слова христианского писателя, мученика Иустина, который в свое время боролся с тем же суеверием:
"Стыдитесь, стыдитесь приписывать такое преступление людям, которые к тому непричастны. Перестаньте, образумьтесь!"»


Профессор Иван Сикорский. Судмедэксперт в деле Бейлиса. Из книги «Дело Бейлиса. Стенографический отчет». Киев, 1913 г.

Присяжные заседатели на деле Бейлиса«Теперь по вопросу о том, кто совершил это убийство? Это преступление по всей вероятности совершено было человеком здоровым. После того, как был найден труп Ющинского, мысль о том, что убийство могло быть совершено человеком ненормальным, умалишенным... оказалось лишенной всякого основания. Если разобраться по существу, то состояние духа фанатика существенно отличается от настроения полового психопата... Половые психопаты редко убивают... тогда как изуверы убивают всегда, обезкровливая труп и нанося жертве тяжелые смертельные поранения. Половые психопаты действуют... для своего личного интереса, который скорее требует уединения, чем общества, тогда как те, которые убивают детей, всегда действуют в компании... Психопат — человек безхарактерный, лишенный воли, капризный. Убийца-фана­тик — человек убежденный, твердый. Об этом можно судить по смелости, твердости тех поранений, которые были нанесены... Если свести все в одному, то можно сказать, что убийство детей всегда было произведено не психопатами, дегенератами или неврастениками, а людьми, которые действовали сознательно и в здравом уме...
При расследовании таких убийств было обращено внимание на некоторое обстоятельство. Так, эти убийства совершаются только там, где между христианами живут евреи. Там же, где этого нет, такие убийства не совершаются. Во-вторых, еврейские дети никогда не были жертвой подобного рода убийств. В-третьих, случалось, что христианские дети предварительно [в начале убийства] были обрезаны по еврейскому обряду… Вот эти три факта навели на подозрение, что эти убийства совершаются фанатиками, выходящими из среды евреев.

Можно с уверенностью сказать, что эти убийства не прекратятся, пока не прекратятся противосудебные агитации со стороны расы, расы, которая питает в своей среде изуверов и, в то же самое время, со своей стороны не может принять меры к освобождению нас от них... В этой агитации принимают участие как евреи данной страны, так и евреи иностранные...»

Менахем Бейлис. После оглашения обвинения. Из книги «Дело Бейлиса. Стенографический отчет». Киев, 1913 г.

«Нет. Не виновен. Живу честным трудом. Служу. Содержу жену, пять детей… Вдруг меня взяли, арестовали… Ничего этого не было...»


Государственная дума Российской империи IV созыва (1913 г.). (Из книги Владимира Короленко. «Дело Бейлиса»)


«В Государственной думе депутат Марков живописал следующую картину. Дети в яркий солнечный день играют в садике, не чуя беды... вот к ним (среди белого дня!) уже "подкрадывается еврейский резник с кривым ножом (!) и, наметив резвящегося на солнышке ребенка, тащит к себе в подвал".
Большинство депутатов хохотало, тогда "оратор" стал прямо грозить погромом. И это, конечно, было единственное место речи, в котором звучало хоть некоторое правдоподобие».

Государственная дума Российской Федерации IV созыва (2005 г.). Письмо 500

Письмо 500 — последнее по времени обвинение евреев в ритуальных убийствах. В начале января 2005 года 20 представителей Государственной думы России обратились в генеральную прокуратуру с требованием «официально возбудить дело о запрете в стране всех религиозных и национальных объединений, основанных на морали „Шулхан аруха“, как экстремистских.

«...На основании процитированных правил и практики еврейского поведения нетрудно понять, почему постоянным спутником еврейства во всех народах был пресловутый "антисемитизм" — то есть неприятие данной иудейской морали. Именно поэтому евреи не имели равноправия в христианских государствах и добились его лишь в результате буржуазных революций путем свержения традиционной власти. Так же и в Российской империи евреи, после безуспешных попыток царского правительства сделать их "такими как все", лишились в XIX в. равноправия: не потому, что были евреями по крови (империя была многонациональной); не потому, что были нехристианами (таковыми были и мусульмане, буддисты и пр.); а потому, что еврейская религия — антихристианская и человеконенавистническая, доходящая до ритуальных убийств в среде своих особо рьяных приверженцев. Многие случаи этого ритуального экстремизма тоже были доказаны в суде (см., например, исследование, проведенное в дореволюционном министерстве внутренних дел: В.И. Даль. "Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", СПб., 1884)».








     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе