Лотц, «Мираж-3» и лодки из Шербура

Король Саудовской Аравии Вчера Sunday Times сообщила о совместных планах «Моссада» и властей Саудовской Аравии атаковать Иран. Иерусалим и Эр-Рияд собираются перейти к активным действиям, если переговоры по иранской ядерной программе не выйдут из тупика: Иран говорит, что цели у него исключительно мирные, но ему никто не верит, все считают, что в Иране разрабатывается ядерное оружие. Очередной раунд переговоров должен состояться 20 ноября в Женеве, но на продуктивный результат никто не надеется. В ожидании «Букник» вспоминает 7 спецопераций израильской разведки, проведенных за пределами Израиля.


За последние 70 лет «Моссад» — одна из самых успешных разведок в мире. Ирония ситуация состоит в том, что по большей части мы знаем именно о неудачах: ведь раскрывают-то их. А удачные операции часто хранятся в тайне. Вообще из всего числа операций «Моссада» нам известно около пяти процентов: это как успешные, так и неуспешные действия израильской разведки.

В Израиле существует две разведки: «Моссад» (Институт разведки и спецопераций — так переводится полное название) и АМАН (военная разведка), и между ними есть четкое разделение труда. АМАН ответственен за добычу информации только в странах вражеских — арабских — и добывает информацию, которая имеет только военное значение. А «Моссад» — это сбор максимума информации о разведке и планах противника. Сколько в сирийской дивизии танков, кто ее командир, какие у нее задачи — эта информация — работа АМАНа. А вот внедрить агента в окружение министра сирийского правительства — это работа «Моссада».


1. Иракский атомный реактор

Борьба с амбициозными атомными планами Саддама Хуссейна продолжалась много лет и закончилась в 1981 году разрушением атомного реактора на территории Ирака. А предшествовала этому длительная подготовительная фаза.

Этот ядерный реактор строили во Франции, в Ирак его доставили по частям и собирали уже на месте.

Когда в Иерусалим поступили сведения о том, что такой проект существует (а это случилось после подписания соглашения между Францией и Ираком в премьерство Жака Ширака, у которого были очень близкие личные отношения с Саддамом), была задумана серия спецопераций. Среди прочего завербовали инженера государственной ядерной компании Франции «Альстом». Инженер этот был сыном ярого коммуниста, члена компартии Франции, и сам тоже придерживался левых взглядов. Он был уверен, что его завербовал КГБ: люди, которые вышли на него, говорили между собой по-русски, привозили ему подарки из Советского Союза. На Израиль этот человек работать бы не стал, а для СССР он делал все чуть ли не бесплатно — за идею. Через него удалось получить очень точную информацию о сроках сборки, путях доставки и многих других обстоятельствах.

В итоге была проведена спецоперация, в результате которой центральную часть реактора взорвали в порту Марселя: прямо при погрузке на судно, направлявшееся в Басру. Реактор был практически разрушен — и французам пришлось строить новый. Так конечная фаза проекта отодвинулась не несколько месяцев.


2. Лодки из Шербура

До 1967 года у Израиля не было, как мы привыкли думать последние сорок лет, крепких отношений с США в области поставок вооружения. Первое — и то оборонительное — оружие (комплекс ПВО) Израилю продал президент Кеннеди. А до того одним из основных поставщиков Израиля была Франция.

До Шестидневной войны де Голль посылал телеграммы в Иерусалим с просьбой не наносить упреждающий удар: в то время де Голлю были крайне важны отношения Франции и арабского мира.

После Шестидневной войны Франция ввела эмбарго в отношении Израиля и заморозила поставки уже приобретенного вооружения — например военных катеров, изготовленных на заводе в Шербуре, на северном побережье Франции.

Вокруг этого было проведено несколько операций, самая известная из которых — угон катеров из Шербура. В ней, разумеется, принимал участие ВМФ Израиля, но исполнена она была в основном «Моссадом».

Катера стояли перед ходовыми испытаниями в порту Шербура, после которых их планировались продать Ливии. Сотрудники «Моссада» разработали легенду с подставным грузовым пароходом, который зашел в порт Шербура, из него высадились бойцы «Моссада» и ВМФ Израиля и, погрузившись в катера, угнали их. По пути их следования стояли два судна поддержки ВМФ Израиля: первое перед входом в Гибралтар, второе — в середине Средиземного моря. Но разумеется, ничего не вышло бы, если б не была проведена работа с офицерами ВМФ Франции. Операция готовилась несколько месяцев — и за это время оперативники разведки подготовили себе поддержку, завербовав французов: начиная от сотрудников порта (чтобы те смотрели в нужное время в ненужную сторону), заканчивая парой высших офицеров ВМФ Франции. Именно это привело к тому, что приказы из Парижа о погоне были проигнорированы. В общей сложности до Хайфы катера прошли 3 тысячи морских миль.

После этого эпизода во Франции было уволено руководство как флота, так и авиации.

3. «Мираж-3»

Вторая операция, вызванная введением эмбарго со стороны Франции, была менее эффектной, но куда более полезной в длительной перспективе. Среди того вооружения, которое Франция отказалась поставлять Израилю, были самолеты «Мираж-3» — машины с очень по тем временам продвинутым двигателем.

Угнать самолеты из Франции не представлялось возможным, но «Моссаду» после вербовки людей в Тулузе удалось выкрасть всю проектную документацию, чертежи этих самолетов, технологию производства двигателя. На основе этих материалов было поставлено производство самолетов, фактически копий «Миража-3», под названием «Нешер».

Позже Израиль продал эти «Нешеры» во множество стран, в том числе, например, в Аргентину. К 1973 году был создан самолет «Кфир» с американским двигателем от «Фантома», который после продали в более чем 50 стран. А началось все со спецоперации «Моссада».


4. «МиГ-21»

Ирак — до истории с французским атомным реактором — в 1960-е годы обладал крайне важной для западного мира машиной «МиГ-21». Заполучить этот самолет для Израиля было жизненно необходимо, и «Моссад» — через поддерживаемых тогда Израилем курдских сепаратистов — вышел на родственников иракского летчика по имени Мунир Редфа. Редфа был не слишком-то доволен режимом — выпала возможность завербовать его для перегона самолета в Израиль.

При этом нужно было пообещать — и не только пообещать, но и реально вывезти — из Ирака большинство членов его семьи. Также договорились, что Редфа получит политическое убежище в одной из западных стран: нужно было устроить и это. Эта сложная операция длилась около полутора лет.

В заключительной ее фазе нужно было предотвратить открытие огня по «МиГ-21» Редфы, когда он ляжет на запад. Когда 15 августа 1966 года самолет отправился в тренировочный полет, курдские повстанцы по команде «Моссада» совершили серию нападений на севере Ирака: на базы и боевые посты. Они отвлекли практически все внимание иракских ВВС: были подняты самолеты и вертолеты, а Редфа покинул воздушное пространство Ирака. Курдские сепаратисты также помогли вывезти его семью, переправив родственников перебежчика в Турцию.

Израиль получил от этой операции много очков в плане сотрудничества с западными спецслужбами: в очередь на посмотреть-потрогать «МиГ-21» выстроились представители других государств. Самолет разобрали, свозили в США, а затем возвратили в Израиль. Сейчас он стоит в Музее авиации под Беэр-Шевой.

Спустя 23 года, в октябре 1989-го, сирийский летчик Мохаммад Бассам Адель угнал в Израиль «МиГ-23». По собственной инициативе, без участия спецслужб — и ему очень повезло, что его не сбили ни сирийцы, ни израильтяне.


5. Лотц

Вольфганг Лотц Одна из самых знаменитых операций, длившаяся с конца 50-х до конца 60-х годов, — внедрение еврея немецкого происхождения Зеева Бен-Арье в высшие круги египетской армии под видом бывшего офицера СС Вольфганга Лотца. Отец Зеева, коммунист из Гамбурга, погиб в концлагере, и он оказался с матерью-еврейкой в Палестине.

Сразу же после Войны за независимость «Моссад» внедрил Вольфганга — высокого блондина с голубыми глазами — в Египет. Создали очень сложную легенду, по которой Лотц был выходцем из богатой немецкой семьи, из Восточной Пруссии. Документы подтверждали, что все его родные погибли во время войны и ему, молодому офицеру СС, досталось состояние родителей.

Вообще-то, это было не так уж и неправдоподобно: СС, предчувствуя конец Второй мировой, создали программу эвакуации своих офицеров. Особенно популярна была Южная Америка и арабские страны. Так, в Сирии скрывался Алоиз Бруннер, пособник Адольфа Эйхмана. Гамаль Насер тоже симпатизировал бывшим нацистским офицерам, многие из которых были советниками египетской армии.

Где-то в 1954–1955 году прямо из Европы в Египет попал молодой Вольфганг Лотц. Легенда работала отлично: он стал советником министерства обороны Египта, открыл загородный клуб в Гизе, рядом со штабом египетских ВВС. Высшие военные чины Египта и летчики египетских ВВС часто наведывались туда поиграть в гольф и выпить виски. Высшее офицерство Египта всегда стремилось походить на английскую аристократию, и такой клуб пришелся им по вкусу. Меж тем каждая комната в нем была оборудована десятком микрофонов.

Именно сведения, переданные Вольфгангом Лотцем, сыграли решающую роль в уничтожении египетской авиации на земле в первые часы Шестидневной войны.

На основе его информации провели и немало важных спецопераций. Так, от советского атташе в Египте были получены сведения о том, что под Каир доставлена советская дивизия ПВО — довольно современная радарная станция. На одной из вечеринок командующий ПВО похвастался Лотцу и рассказал, где дивизия будет установлена.

Через две недели «Моссадом» и ВВС Израиля была проведена операция, в ходе которой прямо на эту базу, находившуюся в сорока километрах от Каира, прилетело четыре израильских вертолета: охрану нейтрализовали, радар прикрепили к двум грузовым вертолетам и — проще не бывает — вывезли в Израиль.

Сейчас радар стоит в том же музее ВВС под Беэр-Шевой, где находятся и угнанные «МиГ-21».

Но в конце концов египтяне раскрыли Вольфганга и взяли его вместе с женой, работавшей также под легендой. От высшей меры наказания их спасла Война Судного дня, когда пленных офицеров 3-й египетской армии у Суэцкого канала обменяли на сбитых израильских летчиков. Лотца обменяли вместе с ними.

6. Мордехай Вануну

Мордехай Вануну Всему миру известна история Мордехая Вануну, «разоблачившего ядерную программу Израиля». Вообще-то по специальности Мордехай был техником-лаборантом и не имел доступа непосредственно к самому исследовательскому центру в Димоне.

Этот комплекс в Димоне довольно большой: сейчас там 11–12 институтов, из которых 2–3 — гражданских. Также есть музей, и Вануну на почве проблем с учебой (его выгнали из университета) тайно сфотографировал его экспонаты. Затем Мордехай переехал в Австралию, а оттуда — в Лондон, где подготовил серию статей в Sunday Times.

Задачей «Моссада» было, разумеется, эту утечку прекратить, потому что, несмотря на низкий уровень доступа, которым обладал Вануну, до него могли добраться не журналисты, но люди с более серьезными намерениями. Провели классическую операцию «honey trap»: к нему подослали миловидную девушку. После непродолжительного романа Вануну бросил все и полетел с возлюбленной в Рим. В Риме его уже в бессознательном состоянии доставили на израильский самолет и вывезли на родину. Дальше его судили, он получил пожизненный срок, который затем сократили до 18 лет. Но даже после отбытия срока его права перемещения и связи сильно ограничены — ведь судили его за измену.

Как такого человека взяли работать в такое место — загадка. После того как он покинул Израиль с фотографиями, Мордехай принял буддизм в Непале, крестился в Австралии, а до того, 16 лет отроду, вступил в ХАДАШ, израильский комсомол. В общем, не слишком уравновешенный тип.


7. Халед Машаль

Дани Ятом В 1996 году «Моссад» возглавил бывший парашютист, а затем танкист Дани Ятом. В «Моссаде» его не любили: генерал, адъютант Рабина, он был сторонником военной дисциплины. Существует мнение, что ему не давали покоя лавры известных руководителей «Моссада» до него, и, как только ему сообщили о возможности ликвидировать перебравшегося в Иорданию лидера ХАМАС Халеда Машаля, он стал эту идею активно разрабатывать.


Первоначальный план был застрелить Машаля из проезжающего мимо мотоцикла или автомобиля: надежно, быстро, удобно. Но на заседании премьер-министра профруководство «Моссада», в первую очередь моссадовский департамент «Тевель», высказалось против операции по уничтожению Машаля, ведь в случае раскрытия причастности «Моссада» были бы испорчены кое-как наладившиеся отношения Израиля и Иордании: только что, в октябре 1994 года, был заключен Израильско-иорданский мирный договор.

И тут — история умалчивает, у кого именно — родилась идея впрыснуть Машалю у в ухо недавно разработанный яд: если вдруг неудача, то мы его вылечим, предоставим антидот.

«Моссад» рассчитывал ввести яд незаметно — вколоть в какой-нибудь толкучке, в лифте например. Но у Машаля была очень хорошая и жесткая охрана: она не позволила агентам даже зайти в этот самый лифт. Тогда была дана команда подкреплению, ждавшему в вестибюле, на первом этаже. Бойцы, раскидав охранников, вкололи-таки Машалю в ухо яд — и прыгнули в машину. Двое успели скрыться от иорданской полиции в посольстве, двух других задержали.

После задержания агентов в Иорданию прилетел и провел переговоры сам Ариэль Шарон, у которого были давние отношения с иораднской королевской семьей. В обмен на антидот, уступки и обещание выпустить из тюрьмы Ахмеда Ясина (духовного лидера ХАМАС) Иордания оставила в покое израильских агентов, а самое главное — дипломатические отношения между двумя странами.

Дани Ятом потерял свой пост спустя два месяца после операции.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе