Пластырник, Обезьянкер и другие: тель-авивский стрит-арт

Никогда раньше не видела такого количества стрит-арта на один город. Знаю, что в Буэнос-Айресе с этим делом очень хорошо, но в Буэнос-Айресе я не была, а тут каждые два метра либо эпическое полотно в три человеческих роста, либо маленькая неприметная поделка торчит из выщерблины в стене. Я несколько раз бывала в Стокгольме, я Стокгольм люблю, и местный стрит-арт меня очень вдохновляет — но там даже в самых отвязных районах весь стрит-арт очень «интеллигентный» — видно, что человек подробно обдумал концепцию, выбрал идеальное место, тщательно подготовился и только тогда налепил робота из кубиков лего на водосточную трубу. Про Москву и говорить не приходится — по окраинам народ тегует и пририсовывает пенисы предвыборным плакатам, а в центре максимум, на что ты можешь рассчитывать, — это гигантское «ЗАЧЕМ» и редкие трафаретные фигуры, совершенно не скрывающие своего родства с Бэнкси.

Что же касается Тель-Авива, то иначе чем буйством это назвать нельзя. Весь город зарисован, заклеен, залеплен, обмотан, а местами даже обвязан и вышит. Может быть, дело в климате: северяне проводят свою полярную ночь за обдумыванием концепции, которую еле успевают воплотить в жизнь за короткое лето, а южане просто делают и делают без конца свой стрит-арт. Ощущение, что у каждого третьего тельавивца есть свой фирменный стиль рисунка, который он насаждает и насаждает повсюду, — и что количество действительно переходит в качество. Одно из самых увлекательных занятий во время прогулок по городу — узнавать руку того или иного мастера, вспоминать, что нечто подобное ты уже видел на улице Герцля, удивляться, как рисовальщика трафаретных старушек с улицы Бялика занесло на улицу Лилиенблюм. Довольно скоро я начала все это каталогизировать в телефон. У меня и в мыслях нет продемонстрировать весь свой каталог — лучше уж приезжайте в Тель-Авив и посмотрите сами, — покажу только некоторых особенно активных авторов. Поскольку они не подписываются, я сама дала им имена.

Пластырник
Два года назад, когда я приезжала в Тель-Авив в гости, этот неведомый артист просто рисовал пластыри то тут, то там. Потом стал этими нарисованными пластырями заклеивать все вокруг. Теперь же окончательно нашел свой стиль — он рисует печальных людей с пластырями на круглых головах. Пластырник вызывает уважение своей работоспособностью — он добрался даже до респектабельного северного Тель-Авива, где стрит-арта куда меньше, чем на юге.

Обезьянкер
Обезьянкеру до плодовитости Пластырника далеко, но он тоже стабильно украшает стены города уже несколько лет. Его желтые приматы имеют укуренный, либо просто очень усталый вид и, насколько я понимаю, хорошо отражают общетельавивское настроение летом.

Баклажатор
Хотя работы Баклажатора не так отточены и продуманны, как у Пластырника, Обезьянкера и многих других, я все равно испытываю к нему нежную привязанность, вызванную сходством интересов: я тоже считаю, что баклажаны должны быть повсюду, и чем больше, тем лучше.

Картины других авторов и комментарии к ним можно посмотреть в фотогалерее.

Я знаю, есть мнение, что стрит-арт — зло и признак неблагополучия. Теория разбитых окон и все такое; если речь о тегировании, то я, может быть, соглашусь. Но закрашивать таких, как мои Пластырник и Обезьянкер, — это как раз вандализм и есть. Хорошо, что в Тель-Авиве так никто не делает.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе