Кофейный вальс

Если и существует где-то на просторах старой Европы ее квинтэссенция, выжимка, экстракт, то именно здесь. Впечатления от этого города стоило бы продавать в аптеках, как витамины – бросишь шипучую таблетку в стакан воды, а на выходе получаешь позолоченную лучами садящегося солнца брусчатку маленькой площади и легкий дымок сигареты. На столе кофе с шапкой взбитых сливок, и Die Traumdeutung Фрейда, а напротив – мужчина с внимательными карими глазами, рядом с которым чувствуешь себя как минимум Анной О.

По происхождению кельтское поселение, Вена в своей истории вынесла и римлян, устроивших здесь крепость для защиты от германских племен, и войска османских турок, неоднократно пытавшихся ее захватить. В XIII веке здесь обосновалась династия Габсбургов, и с тех пор Вена стала законодательницей европейской моды в музыке, этикете, кухне и даже в отношениях между полами.

Сюда надо прилетать весной, когда дунайские волны играют под косыми лучами апрельского солнца, и деревья на Рингштрассе покрываются клейкими свежими листьями. Мостовые, промытые ночными дождями, отзываются эхом на стук каблуков, торговцы антиквариатом поднимают решетки с витрин – настоящих волшебных шкатулок, полных украшений и мебели эпохи Венского Сецессиона.

Его чистые, прямые линии подгоняют под себя весь город – даже сумасшедший дом Хундертвассера, с его изобилием красок, и церковь Св. Троицы Вотрубы, более напоминающая кубики, брошенные в беспорядке наигравшимся ребенком, лишь подчеркивают главное направление венской архитектуры – прекрасное, строгое ар нуво. Икона и богиня этого стиля – «Золотая Адель» Густава Климта, портрет первой красавицы Вены, жены сахарного магната Блох-Бауэра Адели, в которую Климт был безнадежно влюблен.

Вена – город идеальной организации, очень удобный для туриста. Во Внутреннем городе, когда-то окруженном стенами, разрушенными в 1857 году, находятся Парламент, Университет и великолепное здание Оперы, похожее на многоярусный бисквитный торт.
Настоящая Вена – в высоких домах стиля модерн, с просторными подъездами и солидными бронзовыми табличками с готическим шрифтом.

Она – в сырой, и, несмотря на новые европейские законы, все еще прокуренной атмосфере венских кафе, с гнутыми стульями и блестящей евроцентовой мелочью на мраморных столешницах.
Она – в местных красотках, достойных наследницах Адели Блох-Бауэр, с роскошными, разбросанными по плечам кудрями, изогнувшихся на бархатных диванах, с голосами сирен и аристократической бледностью речных нимф.
Ее прелесть - в звенящих трамваях и морозных аллеях Венского леса, в распланированных газонах Ботанического сада и уходящей вдаль главной аллее парка Пратер, с рядами белопенных каштанов вокруг.

В кабачках, или, как их здесь называют, «хойригерах», подают местное вино – в Вене, как и в паре других европейских столиц, до сих пор сохранились виноградники. За общими столами пьют светло-соломенное вино последнего урожая – легкое, пьяное, прозрачное, как музыка, которую играют прохаживающиеся между столами старики – на гитаре и аккордеоне.

Музыкой пропитан весь город. Моцарт написал здесь «Женитьбу Фигаро» и здесь же был похоронен – в общей могиле, с другими городскими бедняками. Бетховен, Брамс, Гайдн, Шуберт, Малер и Шенберг – все они оставили свой след в городе, благодарно отзывающемся на каждое прикосновение – будь то живопись, литература или мелодия.

В этом главное отличие Вены от серьезного Берлина, делового Лондона, или полного самолюбованием Парижа. Она легка и разговорчива, доверчива и открыта и больше всего на свете любит своих жителей – многоголосый вавилон религий и национальностей, полустанок между Западом и Востоком, открытая для всех и всего на свете.

Эта открытость и привела сюда еврейскую общину, качавшуюся, как маятник, между любовью и ненавистью многочисленных императоров, сначала Священных Римских, а потом – Австро-Венгерских. Stadttempel, главная городская синагога, была построена в 1830-х годах и являет собой прекрасный образчик стиля бидермейер – вся в бронзе, мраморе и мозаике, она пережила Хрустальную ночь лишь потому, что нацисты приняли ее за жилой дом.

После визита сюда стоит отправиться в кафе и, раскинувшись на диване, лениво листать томик Цвейга – тот самый, где «Письмо незнакомки» и «Смятение чувств». На столе – лучший к северу от Альп кофе, ведь именно здесь в 1683 году изобрели процесс фильтрации, пропуская кипяток через молотый кофе. Бежавшая после второй осады Вены армия султана оставила победителям мешки с непонятными зернами, которые местные солдаты сначала намеревались сжечь. По счастливой случайности либо армянский шпион, либо польский офицер – историки до сих пор спорят, кто был первым, – поняли предназначение зерен и получили лицензию на их обработку и продажу.
Рядом с кофе обязательно должен быть честный и прямой, похожий на срез полена, только шоколадного, торт «Захер» – божественное творение того времени, когда Вена была светочем Европы – интеллектуальным, музыкальным, кулинарным.

Венская кухня вообще отличается здоровой безыскусностью и размерами порций – тончайший, как кружево, шницель перекрывает собой просторную тарелку, кусок штруделя размером с руку купается в целой бадье ванильного соуса, а кофе здесь подают не в изящных итальянских чашечках, а в стаканах, размером более напоминающих канистры.

Несмотря на это, венские мостовые и речной воздух не позволяют туристу набирать лишние килограммы. Только в конце дня, после изрядной дозы Климта, Моцарта и Фрейда, можно расслабиться на сладко скрипящем, прочнейшем в мире венском стуле и открыть меню.
Пианист тихонько играет «На прекрасном голубом Дунае» Штрауса – вечный гимн венскому жизнелюбию и счастью, которыми этот город щедро оделяет любого, кто хоть раз вдохнул его воздух.

Торт «Захер»

Что надо:
100 гр. темного шоколада
250 мл воды
125 гр. сливочного масла
250 гр. коричневого сахара
3 яйца
150 гр. муки
25 гр. какао порошка
60 гр. молотого миндаля
110 гр. абрикосового джема

Что делать:
Разогреть духовку до 180 градусов. Смазать сливочным маслом круглую форму для торта диаметром 23 см. Проложить пергаментом.
Растопить шоколад с водой на водяной бане, остудить.
Взбить масло с сахаром, добавить по одному яйца, продолжая взбивать. Добавить муку, какао, миндаль и растопленный шоколад.
Перелить смесь в форму, запекать около часа до готовности. Дать постоять 10 минут, потом остудить.
Остывший бисквит разрезать на две части, промазать джемом. Обмазать с боков и сверху помадкой.
Для помадки: помешивая, растопить шоколад со сливками на водяной бане.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе