20 фактов об израильских площадях

1. 29 апреля 2011 года тысячи людей собрались в центре Тель-Авива, чтобы, взявшись за руки, "обнять" площадь Цины (Зины) Дизенгоф. Самое большое за всю тель-авивскую историю людское кольцо и вправду окружило площадь, выражая два, казалось бы, прямо противоположных чувства: любовь к одному из самых известных мест города и категорическое несогласие с тем, что оно из себя представляет сегодня.

С тех пор как в 1978 году площадь в процессе реконструкции "приподняли", то есть, перенесли на более высокий уровень, устроив на прежнем транспортную развязку, жители Тель-Авива разделились на тех, кто принял новшество, и тех, кто, кажется, готов пойти на все, чтобы вернуть знаменитую площадь «на место». Вторых, похоже, значительно больше.

2. Площадь Цины Дизенгоф, названную в честь жены первого мэра города, торжественно открыли 16 января 1938 года. По проекту архитектора Жени Авербух, круглую форму площади подчеркивали окружавшие ее шесть одинаковых трехэтажных зданий, шедевры стиля тель-авивского баухауза. Авербух отошла от первоначального градостроительного плана шотландца Патрика Геддеса, предлагавшего придать центральной площади города вид символического шестиугольника – магендавида.

3. Восемь финиковых пальм, украсивших площадь, перевезли из рощи поэтессы Рахель в кибуце Кинерет. Оригинальный цветомузыкальный фонтан работы Яакова Агама появился только в июле 1986 года. Тысячи зрителей собирались посмотреть спектакли с участием воды, огня и музыки, эффект был потрясающий – вода словно горела. Но сегодня будущее уникальной кинетической скульптуры, как и судьба всей площади, под вопросом. Муниципалитет проводит среди горожан опрос, который и определит, как будет выглядеть этот важнейший компонент урбанистической палитры Тель-Авива.

4. Не менее жаркие споры ведутся вокруг самой большой тель-авивской площади – Кикар ха-Медина, площади Государства. Ее внушительные размеры (диаметр 270 м) лишь подчеркивают невероятный факт: площади в полном смысле этого слова нет, есть огромное, никак не используемое пространство (если не принимать в расчет выгул собак). А ведь проектировал ее легендарный бразильский архитектор Оскар Нимейер, и архитектурный и эстетический потенциал Кикар ха-Медина колоссален. Однако часть земли находится в частном владении, и вот уже много лет город и владельцы не могут прийти к соглашению.

5. Задержки в строительстве позволили выдвинуть альтернативные планы по созданию "туристической площади" и даже "зеленой площади" с озером посередине. Ну а пока планы по благоустройству далеки от реализации, Кикар ха-Медина умудряется с успехом сочетать две разные функции. Она является синонимом роскоши – по ее периметру расположены самые дорогие в Тель-Авиве магазины и бутики, в которых закупаются подруги жизни российских олигархов. А в праздник Лаг ба-Омер посреди площади устраивают гигантские праздничные костры.

6. Тель-Авивская площадь короля Альберта I намного меньше, чем Кикар ха-Медина, но не менее интересна. Бельгийский монарх, герой Первой мировой войны в 1933 году посетил Эрец-Исраэль и по приглашению мэра Дизенгофа, также исполнявшего функции почетного консула Бельгии, побывал в Тель-Авиве. Визит пришелся на субботу, и из уважения к принимающей стороне, король отказался от использования автомобиля и гулял по городу пешком. В конце улицы Мельчет Альберт и Дизенгоф присели отдохнуть, а через год, после того как король погиб во время восхождения в горы, тель-авивские власти назвали это место в его честь. Площадь примечательна окружающими ее зданиями, самое интересное из них – знаменитый Дом-пагода архитектора Александра Леви.

7. Имя жены Альберта, королевы Элизабет, носит площадь в Хайфе. Немка по рождению, Элизабет в годы Холокоста пыталась спасать евреев. Уже после войны брат пригласил ее навестить его в Германии, и получил следующий ответ: "После Холокоста моя нога не ступит на немецкую землю; кто хочет меня увидеть, пусть приезжает в Бельгию". Королева с большой симпатией относилась к еврейской общине своей страны и иногда посещала богослужения в брюссельской синагоге, хазаном в которой был раввин и талантливый художник Пинхас Каленберг.


8. Неподалеку от тель-авивского театра "Габима" находится площадь Соломона Михоэлса. Поначалу она называлась площадью Основателей, а имя главного режиссера Московского государственного еврейского театра (ГОСЕТ) ей присвоили после его убийства, примерно тогда же, когда театр был сначала лишен имени своего создателя, а потом и вовсе закрыт. В 2003 году площадь Михоэлса появилась и в городе Ашкелон в результате настойчивых усилий энтузиастов. Каждый год возле памятного камня на площади собираются поэты, артисты, музыканты и просто почитатели памяти великого актера и режиссера.

9. В случае с ашкелонской площадью потребовалось немало усилий, чтобы имя присвоить, однако иногда усилия прилагаются, чтобы имя снять. Так произошло с тель-авивской приморской площадью Атарим. В конце 1970-х ее назвали в честь покойного мэра Мордехая Намира. Однако затем площадь Намира пришла в запустение, и его вдова потребовала снять с нее имя мужа, дабы не позорить его добрую память. Просьбу удовлетворили, и площадь стала именоваться Атарим (по называнию строительной компании, соорудившей бетонную площадь-монстр). Еще через несколько лет, во время Войны в заливе, когда Ирак обстреливал Израиль "Скадами", мэр города Шломо Лахат открыто высказал пожелание, чтобы какая-то ракета, наконец, упала на злополучную площадь и разрушила ее ко всем чертям...

10. Будем надеяться, что Лахат просто неудачно шутил. Потому что другая тель-авивская площадь – площадь Томаша Масарика – и вправду стала целью вражеской атаки. В 1967 году, когда во время Шестидневной войны иорданские дальнобойные орудия обстреливали Тель-Авив, два снаряда разорвались на площади, убив женщину и серьезно повредив здания. Сегодня ничего не напоминает об этой трагедии, а имя создателя чешского государства Масарика, друга еврейского народа и борца с антисемитизмом, носит еще и площадь в Хайфе.


11. У иерусалимской площади Цахала еще более драматичная история. С 1948-го по 1967 год по ней проходила граница между Израилем и оккупировавшей восточную часть Иерусалима Иорданией. Время от времени иорданские солдаты обстреливали примыкавшие к площади здания; следы пуль можно увидеть и сейчас. Сама площадь была заминирована и отделена от западной части города защитной стеной, чтобы помешать иорданским снайперам "охотиться" за прохожими. В 1967 году Иерусалим был воссоединен, и теперь площадь, на которую выходит историческое здание иерусалимской мэрии, приветствует туристов, направляющихся в Старый город и выходящих из него.

12. В ходе раскопок под площадью Цахала обнаружили городские стены эпохи крестоносцев, башню крестоносцев, сложенную из камней времен Второго Храма, акведук XIII века и османские укрепления. Впрочем, у площади не только великолепное прошлое, но и впечатляющее будущее. Центр Иерусалима переживает ускоренный процесс урбанистического обновления. Одним из важных его этапов стал архитектурный конкурс по реновации площади Цахала. Проект-победитель предусматривает возведение на площади своеобразного "Окна в Старый город" – футуристического сооружения, которое поразит воображение самых требовательных любителей современного дизайна.

13. Аналогичный конкурс состоялся и в отношении площади Дженерали, расположенной примерно в двухстах метрах от площади Цахала. Первое место занял проект архитектурного бюро Гутман-Асиф, согласно которому площадь обзаведется актуальной для жаркого израильского лета системой регулировки температуры. Скамьи и даже брусчатку площади оборудуют скрытыми сенсорами; случайное нажатие на них будет приводить в действие подземные кондиционеры, в результате чего прохожих будет обдавать прохладным воздухом.

14. До создания Государства Израиль площадь Цахала носила имя генерала Алленби, под командованием которого британские войска в Первую мировую войну победили турок и захватили Иерусалим и всю Эрец-Исраэль. В 1970-х именем Алленби назвали другую площадь, на том самом месте, где в декабре 1917 года состоялась спонтанная капитуляция турецких властей города. Интересно, что сам Алленби ее не признал (все, видите ли, прошло в "неподобающем" месте и без него самого), и по его требованию церемонию капитуляции повторили, на этот раз возле стен Старого города. Зато после войны британские ветераны воздвигли на площади величественный памятник, напоминающий лондонский Кенотаф. Лучшее место для увековечения памяти Алленби найти вряд ли возможно.

15. Если же кому-то захотелось полюбоваться монументами древности, стоит отправиться на Римскую площадь у Шхемских (Дамасских) ворот Старого города, Точнее – под ними. Сегодня вся площадь – музей, в котором предстанет часть города почти двухтысячелетной давности с ее башнями, воротами, мостовыми и лавками. Стоя здесь, нетрудно представить себя в самом центре римского Иерусалима.

16. Самой шумной и загруженной площадью Иерусалима считается Сионская площадь, Названная так еще в 1917 году по имени стоявшего на ней кинотеатра "Цион", она известна своей бурной историей, Здесь проходили самые жаркие демонстрации, и здесь же арабским террористам несколько раз удавалось осуществить теракты… Площадь дважды описана современными писателями: на ней происходят события романа Давида Гроссмана "С кем бы побегать" , а в фантастическом романе Роберта Чарльза Уилсона "Хронолиты" появляется один из таинственных памятных камней из будущего…

17. Самая неформальная площадь Иерусалима – это так называемая Кошачья площадь. У нее, конечно, есть и официальное название, но вряд ли в столице найдется и десять человек, которые его знают. Как нетрудно догадаться, Кошачья площадь обязана своим наименованием сотням собирающихся здесь кошек. Жители соседних кварталов приносят им кошачий корм и прочие лакомства. Завсегдатаи площади не менее колоритны: днем здесь продают дешевую бижутерию и наргилы, а по вечерам собираются панки и хиппи. А главный секрет площади – поразительное по силе эхо, которое по непонятной никому причине обитает только здесь.

18. Еще одна иерусалимская площадь – площадь Свободы – также больше известна по своему неофициальному названию – площадь "Давидки". На площади стоит памятник, в центре которого тот самый "Давидка" – самодельный миномет, кустарно производившийся в Израиле во время Войны за независимость. Уменьшительно-ласкательным именем он обязан своему изобретателю Давиду Лейбовичу. Ствол "горе-оружия" делали из водопроводных и канализационных труб, надежностью и точностью оно не отличалось, как и компактностью (вес некоторых экземпляров достигал 450 кг и переносить его приходилось расчету из 8-10 человек). Зато вой летящей мины и грохот взрыва оказывали на врага сильное деморализующее воздействие. Так что "давидки" по праву вошли в историю. Всего было сделано шесть "давидок", сегодня они раритет. Последний из таких минометов нашли в 2008 году израильские археологи в ходе раскопок у Стены Плача.

19. Еще запутаннее ситуация с названием площади, находящейся у резиденции премьер-министра. Она успела побывать площадью Республики, площадью Царей, площадью Хагера, пока, наконец, не стала Французской. Но это еще не конец истории. Во-первых, иерусалимцы упрямо называют ее Парижской. Во-вторых, в начале 2008 года городские власти временно присвоили ей имя Джонатана Полларда, объявив, что так она будет называться вплоть до освобождения этого израильского разведчика из американской тюрьмы.

20. До середины 1990-х в центре Французской площади стоял пользовавшийся дурной славой фонтан, то и дело обливавший прохожих водой. По требованию иерусалимцев хулиганистый фонтан убрали, но поставили на его место скульптуру в виде фонтана. Потом сняли и ее, поскольку по случаю 40-летия воссоединения Иерусалима парижская мэрия решила подарить городу 27-метровую копию Эйфелевой башни. Само собой, для подарка нельзя было придумать лучшего места, чем Французская площадь. Однако копия до Израиля так и не доехала, и вместо нее французы подарили Иерусалиму настоящий парижский фонтан, изготовленный по старинной технологии в городке Монтье-ан-Дер. Его-то в конце концов и установили на Французской площади.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе