Неделя с 17 по 23 июля

Анна Школьник 15 июля 2006
Рифмуются Компот и Кот - и это неслучайно, сокрыт в компоте сухофрукт, в котах сокрыта тайна. Рифмуются ли события и если да – то по какому принципу? Ни по какому, смею вас уверить. Оттого нам и свобода вышла – рифмовать по усмотрению. В этой неделе усматривается навязчивая и крамольная тема безнаказанности. Крамольная, ибо есть высший суд, он и распределяет - и не дело требовать от него спешки. Но мы, простые смертные, мечтаем увидеть зло наказанным прямо сейчас, пока мы можем стать свидетелями воздаянию. И это вместо того, чтобы довериться жизни и сидеть тихо в углу.

7 февраля 1957 вышла нота о том, что Рауль Валленберг, шведский дипломат, спасший тысячи венгерских евреев и попавший в сталинские застенки, умер 17 июля 1947 года в результате сердечной недостаточности. То есть сердца, чтобы тысячи людей спасать, у него доставало, а как в Россию попал… Если проследить с помощью статьи Льва Безыменского официальные сообщения о судьбе пропавшего дипломата, то получается весьма противоречиво: жив-здоров... погиб... неизвестен... известен, но умер. Прямо вживую видно, как Громыко театрально разводит руками… Потом в 2001 году российское правительство реабилитировало Валленберга – просто чтобы дело закрыть. Бессмысленный акт, с очевидностью усугубляющий вину его убийц…


На другой день, 18 июля 1947 года корабль «Эксодус», отплывший из Франции с более чем 4000 еврейских беженцев на борту, у берегов Палестины был атакован британскими истребителями, взявшими под обстрел его палубу; несколько пассажиров было убито. Судно было приведено в Хайфский порт, но «нелегальные» не были сосланы на Кипр, а отправлены обратно в Европу. Хотя французское правительство согласилось их принять, они отказались покинуть свой пароход, и были насильно сняты с него английскими же солдатами в Гамбурге. Варварское обращение британских властей с жертвами нацизма, находившимися на корабле, вызвало взрыв негодования во всем мире. Несмотря на жестокие меры английского правительства, нелегальная иммиграция продолжалась. Численно ее размеры были внушительными. С августа 1945 г. до 15 мая 1948 г. к берегам Палестины прибыло около 70 000 человек. Из них 50 000 были захвачены британцами или сосланы на Кипр. Лишь с провозглашением независимости они вернулись в Израиль. Действия англичан кажутся особенно циничными, ведь Великобритания входила в антигитлеровскую коалицию и вроде бы "по умолчанию" должна была поддерживать евреев. Британский министр по делам колоний лорд Мойн изо всех сил мешал евреям бежать из Европы в ближайшее безопасное место - находившуюся под британским мандатом Палестину. Декларация лорда Бальфура, которая еще в 1917 году прямо подтверждала право евреев на создание собственного государства, была напрочь забыта.

18 июля 1994 года мощный взрыв в здании аргентинского еврейского общества взаимопомощи - AMIA – убил 85 и ранил 300 человек. Виновные не найдены и не наказаны. Но эта история не про безнаказанность терроризма как явления, а про полную неуязвимость тех, кто не пожелал добиться правосудия, хотя по статусу был обязан это сделать. Невиданных размеров коррупция и политические интриги в этой латиноамериканской стране привели к тому, что расследование не продвигается уже 12 лет, несмотря на протесты и многочисленные обращения в международные инстанции. Это было бы комично, не будь так трагично: часть улик, впрямую свидетельствовавших о причастности к делу вполне конкретных лиц, была случайно утеряна, а некоторые очевидные версии отринуты. Следы преступления вели к иранскому дипломату, но он скрылся в Англии, которая его не выдает, а пресса в открытую говорит о том, что Менем (известный взяточник и президент Аргентины с 1989 по 1999) получил десять миллионов долларов, чтобы не дать делу ход. В 2005 году были получены неопровержимые доказательства причастности «Хисбаллы» к взрыву, но это не привело ни к каким последствиям. Таким образом, самый разрушительный антиеврейский теракт за пределами Израиля, произошел в стране, где живут более 200 000 евреев, и так до сих пор и не расследован до конца.

Предоставив истории вершить свой суд, мы обратимся к мудрецам за помощью в смирении. У родившегося 17 июля 1888 года величайшего писателя Шмуэля Йосефа Чачкеса - Агнона - сначала сгорел дом в Германии со всеми книгами и рукописями, а потом другой, в Израиле, в результате погрома. Но он продолжал творить свою эпическую и одновременно магическую литературу, и стал первым Нобелевским лауреатом, писавшим на иврите.



Другой мудрец, Михаил Леонидович Лозинский, родился 20 июля 1885 года. В тяжелое время он говорил своим близким: "Дезертировать нельзя. В отдельности, влияние каждого культурного человека на окружающую жизнь может казаться очень скромным, не оправдывающим приносимые им жертвы. Но как только один из таких немногих покидает Россию, видишь, какой огромный и невосполнимый он этим ей приносит ущерб. Каждый уходящий подрывает дело сохранения культуры. А ее надо сберечь во что бы то ни стало. Если все разойдутся, в России наступит тьма и культуру ей придется вновь принимать из рук иностранцев». При этом сам полностью посвятил себя переводу иностранцев на русский: эти переводы классических авторов, и, в первую очередь, «Божественной комедии» Данте подготовили целое поколение исследователей. Несмотря на то, что сейчас выходят новые талантливые переводы, голос Лозинского продолжает звучать, не заглушая Шекспира и Мольера, Данте и Фирдуоси. Удивительным сейчас кажется то, что режим, преследовавший его друзей – Ахматову и Гумилева, – смог оценить труд Лозинского и почтить его премией – Сталинской. Возможно, в эпоху палачей и атеизма описания ада как-то особенно пришлись властям по душе. Хотя, скорее всего, для этого есть более простое политическое объяснение.

При выяснении памятных дат этой недели вдруг бросилось в глаза совпадение: 20 июля в 1808 году Наполеон издал указ о присвоении евреям фамилий, и такой же вышел 23 июля 1785 года в Австрии. Исследователь Борух Покровский, ссылаясь на Краткую Еврейскую Энциклопедию и на ее статью «Имена», рассказывает, что фамилии евреям в России были не нужны, они без них и так обходились, но в начале ХIХ века не кто иной, как Державин настоял на том, чтобы в обязательном порядке присвоить фамилии евреям России. Он рекомендовал использовать для этого русские прозвища, основанные на какой-либо черте носителя фамилии. Надо отметить, что для изобретения фамилий придумывались самые разные способы и происходило это в России с 1804 по 1860 год. Фамилии все равно довольно часто получались искусственные. Какие-то нерусские, хотя некоторые – Лозинский, например, - звучали вполне на славянский манер.

Актер Александр Анатольевич Ширвиндт утверждает в интервью, что он своей фамилии никогда не стеснялся. «Моя фамилия никогда меня не смущала, хотя мне говорили: что это ты в артисты идешь с такой фамилией, кто это выговорит?». Родился он 19 июля 1934 года, а за год до этого 20 июля родился его коллега по цеху Александр Симхович Левенбук, тоже заслуженный артист и ныне директор театра «Шалом», чью смешную фамилию даже дети, было время, знали назубок: «Почти 30 лет, - рассказывает он, - мы, четыре еврея и один грек (Николай Владимирович Литвинов) учили страну правильно говорить по-русски. А не закрыли нас благодаря тому, что Леонид Ильич Брежнев собирал пластинки «Радионяни» (их вышло 32) для своих внуков. Об этом все знали и «Радионяня» прожила почти 30 лет и умерла естественной смертью».

Советский актер – смелый актер, не то, что американский. Точнее, актриса. Родившаяся по одним источникам на этой неделе, а по другим – 29 июля 1890 года скромная еврейская девочка Теодозия Гудман, не хотела оставаться ни скромной, ни еврейской. Она стала первой женщиной-вамп в немом кино и взяла себе псевдоним Теда Бара. Городская легенда утверждает, что это анаграмма Arab Death, но на самом деле Теда - просто уменьшительное от Теодозии, а Бара была фамилией бабушки. Чтобы там ни говорили, а образ продюсеры ей придумали жгучий: секс-символ 20-х родилась в пустыне Сахара под сенью сфинксов, жила в обстановке, которая должна была у американцев ассоциироваться с гаремом (всюду занавески, занавески – но прозрачные), и играла блудливых и роковых женщин, вроде Клеопатры и Кармен.

Жена Букника, Софья Абрамовна, иногда говорила своей непоседливой дочке, когда та забывала причесать шевелюру: «Ну что ты ходишь, как дикая Бара?» Однако, она целомудренно не говорила, видела ли сама фильмы с Барой, или нет. Возможно, Софья Абрамовна думала, что это такой зверек.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе