«Увидимся». — «Неа»

В последнее время фильмы о конце света стали гораздо честнее. Они рассказывают не о том, что ждет людей после конца, а о том, что ждет их до: растерянность, истерика, желание любви. А модные когда-то постапокалиптические зомби, или членистоногие марсиане, или десяток выживших, начинающих новую цивилизацию, — давайте признаем, что это все ложь во спасение жанра. В настоящих «последних» фильмах никто не выживает, а конец света не является неожиданностью.
Вот девять честных фильмов о гибели мира, которые могут более или менее подготовить вас к тому, что ожидает всех и каждого: все будет идти как идет, а в конце появятся титры.



Волшебная миля
Стив Де Джарнатт, 1988
Герой знакомится с девушкой своей мечты, они договариваются встретиться вечером, но он засыпает. Проснувшись посреди ночи, он понимает, что безнадежно опоздал, но все равно едет на место встречи. Звонит телефон-автомат, герой снимает трубку и слышит, что через полтора часа взорвутся ракеты. Он не знает, шутка это или правда, но, на всякий случай, делится информацией с посетителями местной забегаловки. Паника волнами расходится по городу, а герой посреди хаоса пытается найти свою возлюбленную.

Здесь есть все, что мы забыли о восьмидесятых: пиджаки разных оттенков голубого, накачанные блондины, в пять утра потеющие в спортзале, гигантские спутниковые телефоны, уверенность в том, что мир вот-вот кончится. Никакой логики. И не надо. Недооцененная классика восьмидесятых.





Последняя ночь
Дон МакКеллар, 1998
Близкая к гениальности канадская драма о последних часах перед концом света. Люди уже не суетятся, незачем. Кто-то устраивает званый ужин, кто-то открывает заветную бутылку, кто-то стремится к возлюбленному, кто-то сидит в трамвае, кто-то участвует в «самом глобальном гитарном джем-сейшне в истории», кто-то методично воплощает в жизнь все возможные сексуальные фантазии. Есть и те, кто громит все подряд. Улицы полны людей: бесконечное народное гулянье в сторону смерти. Все воспринимают происходящее как нечто среднее между Новым годом и Пасхой — праздник, свобода, последний день перед тяжелым похмельем.

Канадские фильмы глуше и спокойнее «американских независимых», и гораздо, гораздо более безумны. Это честное безумие обреченных. «Ну… увидимся». — «Неа».





Три дня
Ф. Хавьер Гутиеррес, 2008
С первых кадров и до последнего метеоритного дождя фильм «Три дня» не дает ни надежды, ни покоя. «Никто не выживет после столкновения Земли с метеоритом. Спасибо за внимание», — сообщают в новостях. Но у героев есть проблемы посерьезнее, чем конец света. Старые семейные тайны превращают последние три дня жизни героя в дикий триллер. Не вовремя.

Отголосок классической «Ночи охотника»: весь мир молится, а герой «Трех дней» пытается спасти свою семью — безуспешно, безуспешно, маньяк на свободе, у него есть целых три дня, чтобы всех убить. Выжженный, блеклый фильм, сепия, как на мертвых фотографиях столетней давности. Слово «покойник» здесь звучит чаще, чем слово «любовь», но, как и все настоящие апокалиптические фильмы, «Три дня» — это не только о лжи во спасение, не только о настоящей мужской работе, но и о любви.



Знамение
Алекс Пройас, 2009
Вроде несусветная чушь, как и 80% фильмов, в которых снимается Николас Кейдж, но визионерство Пройаса не дает забыть «Знамение». Никогда.
В 59-м году школьница пишет цепочку цифр, которая оказывается перечнем самых крупных мировых катастроф. 50 лет спустя эти каракули разбирает школьный учитель и понимает, что конец света — вот он, неизбежен. Потом все бегают и волнуются, и все это лишь для того, чтобы инопланетная цивилизация вновь разыграла историю с Адамом и Евой. И пусть конец света здесь выглядит всего лишь подарком Кейджу за несмываемое выражение лица «мы все умрем», но визуально это один из самых впечатляющих «последних» фильмов. Крушение самолета, горящие животные, авария в метро, финальная смерть мира — Пройас разрушает цивилизацию, заражая зрителей детским ужасом и детским восторгом. За это ему легко можно простить вторичность и идиотизм религиозно-фантастического сюжета.




Последний романтик планеты Земля
Арно и Жан-Мари Ларрье, 2009
В последние месяцы Земли человечество, как водится, занято своими делами: любит, ненавидит, поет, пьет. Герой Амальрика — его ехидно зовут Робинзон — вспоминает о своей возлюбленной, ради которой он бросил семью, и перемещается по Франции и Испании, ожидая конца света. По дороге он встречает знакомых, наблюдает за многочисленными самоубийцами и теряет одну спутницу за другой. У него протез вместо руки, а воспоминания он записывает на пустых полях кулинарной книги. Иногда с неба падает пепел от мусоросжигательного завода.

Сумбурный французский романтизм как он есть: нелогичный, с красивой мужской обнаженкой, красивыми бабами-дурами и впечатляющим концом не самого уродливого света. «Это безумие, что люди хотят любить, когда все так плохо», — восклицают герои, но продолжают хотеть. Финальный эпизод с пробежкой голого Амальрика с голой бабой по улицам — серьезное испытание для человечества. Для женской его части, по крайней мере.



Туринская лошадь
Бела Тарр, 2011
Один из самых тяжелых фильмов о конце света, почти невыносимо медленный, да и вообще почти невыносимый — как все фильмы венгерского гения Белы Тарра. Фридрих Ницше увидел, как возница бьет свою лошадь, и сошел с ума. Только это в кино не показывают, а показывают, как мир постепенно перестает быть.
Фермер и его дочь изо дня в день повторяют одни и те же действия. Но у этих обыденных действий больше нет смысла. Заканчивается вода, умирает лошадь, начинается тьма, время утекает и отказывается идти дальше. Последние дни мира — противоположность первых дней: да не будет света. Да не будет светил. И не было вечера, и не было утра.

На IMDB синопсис фильма выглядит удивительно: «Фермер вынужден смириться с тем, что его верная лошадь смертна». Самое сдержанное описание Апокалипсиса из всех, известных человечеству.




Меланхолия
Ларс фон Триер, 2011
Мизантроп фон Триер показывает человечеству свой самый красивый «фак». Земля — декорация попсовой космической оперы: к нам приближается планета под названием Меланхолия, и скоро все красиво погибнет. Героиня фильма, Джастина, занимается рекламой. В первой части «Меланхолии» она выходит замуж — истерическое, почти в стиле «Догмы», семейное торжество с мелкими скандалами. Во второй части Джастина и ее сестра Клэр с семейством ожидают Меланхолию. Любая свадьба заканчивается, рано или поздно, меланхолией, всякое животное после соития меланхолично.

Две части фильма, две сестры, два способа встретить конец света. Сестры из Кирстен Данст и Шарлотты Генсбур — как из любых двух случайно взятых жительниц Земли. Гибель мира, снятая фон Триером, выглядит рекламным проспектом. И, конечно, понятно, что счастья никакого быть не может, семейные отношения — тяжкий крест, а фильм-катастрофа — единственный ответ обществу-катастрофе.




4:44. Последний день Земли
Абель Феррара, 2011
Вот фильм, который очень нравится ньюйоркцам: им приятно думать, что в последний день Земли они сохранят хладнокровие и, как обычно, послушают теле-гуру, закажут на дом азиатскую еду и сядут поболтать с родными по скайпу. Всем остальным этот фильм нравится гораздо меньше — он слишком вялый, слишком любуется Уиллемом Дефо и Шэнин Ли, и слишком зациклен на нью-йоркской богеме, которая и без апокалипсиса всегда найдет повод для легкого надрыва.

В 4:44 утра миру придет конец, а пока что Он и Она смотрят на ночной Нью-Йорк, трахаются и выясняют отношения. Что бы ни делал Абель Феррара, у него получаются матерные гимны Нью-Йорку. Фильм называют ремейком «Последней ночи», но, кроме конца света и необязательности всего, что происходит перед концом, у этих двух картин нет ничего общего.




Ищу друга на конец света
Лорен Скафария, 2012
Самый свежий фильм из перечисленных — и самый неудачный. Романтическая драма со Стивом Кареллом и Кирой Найтли в главных ролях. Он думал, что любит ту, а конец света все-таки решил встретить с первой попавшейся, но такой чудесной этой. Между «думал» и «решил» — своеобразный роуд-муви, попытка всех персонажей восстановить родственные связи. Конец света для персонажей — лишь неудачное стечение обстоятельств. В романтических драмах всегда есть препятствия простому человеческому счастью героев: кто-то из них женат, глуп или смертельно болен. А тут вот у героев конец света, какая незадача.
Найтли и Карелл друг другу не подходят, мимолетные встречи с обреченными не делают фильм умнее, а гибель мира ничем не отличается от свадьбы. Женское трогательное кино о бестолковом мужичке, который нашел свою Киру Найтли. Тут все и кончилось.


    • Happy End!

      Завтра Людмила Жукова 18 декабря 2012

      В преддверии «конца света», который либо вот-вот наступит, либо одно из двух, мы решили узнать, чем это нам, собственно, грозит. Тщательно изучив авторитетнейшие источники разных религиозных традиций, мы выяснили, что если вы не женщина, не мерзавец, живете от зарплаты до зарплаты и не в Египте, а где-нибудь на окраине Москвы, то и беспокоиться вам особенно нечего. Остальным, правда, придется поволноваться… лет эдак через двести.

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе