Шлем Раджа

«Отель “Мэриголд”. Лучший из экзотических», режиссер Джон Мэдден

Отель «Мэриголд». Лучший из экзотических
The Best Exotic Marigold Hotel
Великобритания, 2012

Режиссер: Джон Мэдден
В ролях: Джуди Денч, Билл Най, Том Уилкинсон, Мэгги Смит, Дев Патель, Пенелопа Уилтон, Селия Имри, Рональд Пикап

Подростки отстой, пенсионеры рулят. В таком ключе будет двигаться развлекательная индустрия в ближайшее время, и не отговаривайте меня. Я и сам все дальше от прыщавых юнцов, все ближе к земле, и мечта о садике и собственном апельсиновом джеме не покидает меня третью неделю. И с недавних пор я смотрю только фильмы про пенсионеров.

Семеро британских пенсионеров едут в Индию, чтобы в экзотическом отеле «Мэриголд» провести остаток жизни. Конечно, не все они воспринимают это путешествие как «остаток жизни». Кто-то едет искать нового мужа, кто-то бежит от долгов, другие ищут секса с горячими молодыми красотками, еще один возвращается домой, туда, где провел детство и самые счастливые годы жизни.

У Эвелин умер муж, с которым она прожила 40 лет, и оставил ей одни долги. Дуглас неудачно вложил пенсионные сбережения, и теперь они с Джин не могут позволить себе приличный дом. Мюриэль предстоит операция по замене тазобедренного сустава, но в Англии очереди ждать полгода, а в Индии все сделают быстрее и дешевле. Мюриэль, кстати, не выносит негров, индусов и прочих, у кого кожа не белого цвета. Мэдж устала сидеть с внуками и мечтает познакомиться с богатым холостяком. У всех у них недостаточно денег для того, чтобы провести старость без хлопот, но на отель «Мэриголд» как раз хватает. Все они встречаются в аэропорту, где их рейс отменяют из-за плохой погоды. Индия их не ждет.

Джуди Денч, Билл Най, Том Уилкинсон, Мэгги Смит, Селия Имри — лучшие, известнейшие британские актеры в индийском буйстве цветов и красок делают все, за что мы их любим. Дев Патель, звезда «Миллионера из трущоб» в роли владельца отеля «Мэриголд», на этом фоне почти не теряется, что само по себе уже немало.

В отеле, понятно, все не так, как было в рекламном проспекте. Номер без дверей, номер с животными, номер без душа и номер с неработающим телефоном. Зато есть широкополосный wi-fi (можно вести блог), повар (можно есть очень острую и непроизносимую еду) и много чего еще, о чем пенсионеры не мечтали, сидя дома. Все, о чем мечтаем мы, когда смотрим фотографии друзей из Гоа: желтенькое, красненькое, слоны, тук-туки, улыбки, музыка, кальян с яблочным табаком (вообще-то это не так называется). У каждого героя своя история жизни, которую он расскажет в свое время. Всем будет дана возможность измениться, и закадровый голос Джуди Денч объяснит непонятливым, что меняться человеку в возрасте очень непросто. Иногда это значит оставить позади целую жизнь, а для новой жизни уже совсем мало времени, и невозможно планировать даже на полгода вперед. Пенсионеры, объясняет Джуди Денч, очень не любят перемен и больше всего боятся, что все в их жизни останется по-прежнему.

Тем временем все герои с шутками и проклятиями осваиваются на новом месте, а владелец отеля Санни изо всех сил старается сделать все, чтобы его пожилым постояльцам не захотелось умирать. Английские рецензенты фильм ругают, используя выражения вроде «колониальная невосприимчивость к чужой культуре» и «набор клише». Возмущаются политической некорректностью героини Мэгги Смит, говорят, что Индия открыточная. Все так и есть, но раз уж это экспортный вариант британской комедии, шаблоны и стереотипы должны работать, и они работают.

Недалеко от начала фильма герои дважды поминают Киплинга. Сначала англичанка после очередной благоглупости замечает: «Мы все читали Киплинга!» — потом индийский юноша Санни с энтузиазмом цитирует этого самого «мистера Киплинга» с балкона отеля. Сначала это кажется дурацкой шуткой, но все озаряется, если немного отвлечься от подробностей. На самом деле в фильме происходит нечто невероятно трогательное: изрядно пожившая и растратившая свои пенсионные сбережения Британия ищет место, чтобы приклонить голову, и находит его в Индии.

Бывшая британская колония в этом коллективном бессознательном никакая не страна, а сундук со сказками из детства. Все англичане читали истории Киплинга о том, как отважные люди ездили на слонах и охотились на тигров, как вершили правосудие по праву белого человека и до конца своих дней помнили туземные колыбельные. У них есть их мифическая Индия, где честь важнее жизни, а «жизнь — это привилегия, а не право», где мечта может осуществиться, пока движется колесо, и где старый человек — уважаемый человек. Возможно, такой страны не только не существует сегодня, но и не было на самом деле нигде, кроме этих историй. Допустим, что и пенсионеров таких не бывает, которые на старости лет тащатся на другой континент в поисках лучшей жизни, но это хорошая история. Так, вероятно, другие немолодые люди вспоминают и хотят вернуться в местечки и кибуцы, на тесные интеллигентские кухни, на свежевымытые улицы Москвы, в сталинские высотки. Каких-нибудь двадцать лет, и мне тоже понадобится место, чтобы приклонить голову; где мой Киплинг?




     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе