Канн 2011 – от велосипеда до Талмуда

Каннский фестиваль 2011: конкурс и все, что вокруг

Вокруг Канн ходило, как заведено, множество слухов. Кто-то утверждал, что за места в программе идет ожесточенная конкуренция, а потому Альмодовар и Кроненберг предпочтут Венецию. В итоге Альмодовар таки приедет, а в конкурсе вроде бы даже остались места — к объявленным девятнадцати картинам, вполне возможно, присоединятся еще одна-две. Ожидаемый Вонг Кар Вай, как выяснилось, закончит «Великих мастеров» (The Grandmasters) не ранее чем к концу года. По слухам, не успели к Каннам Лу Йе, Йоргос Лантимос, Френсис Форд Коппола, еще снимают Михаэль Ханеке, Брийанте Мендоса, Карлос Рейгадас. Премьера нового фильма Филиппа Гарреля «То лето страсти» (That Summer), скорее всего, состоится в Венеции. А когда в оглашенном списке не оказалось «Фауста», Сокуров сообщил, что его картина не закончена и будет показана в Венеции.

Относительно потенциальных русских участников высказывалось множество предположений — вплоть до совсем нереалистичных. Еще в прошлом году кто-то был уверен в кандидатуре «Дау» Ильи Хржановского, но этот скандальный проект вряд ли близок к завершению. Неудивительно, что в программу не попала «Цитадель» Михалкова — скорее, удивительно, что в прошлом году там оказалось «Предстояние», особенно если иметь в виду, что каннскому менеджменту пришлось ради него нарушить свои же собственные правила.

Алексей Герман, которому прочили место в конкурсе, недоуменно заявляет, что для окончания работы над «Историей арканарской резни» ему потребуется не меньше года, да и малоприятный каннский опыт «Хрусталева» (поначалу освистанного критикой) заставляет режиссера думать о внеконкурсном участии. Что касается Звягинцева — тут, может быть, программных директоров смутила смена форматов: фильм позиционируется как реалистичная социальная драма — в отличие от абстрактных метафор предыдущих картин.

Однако в России нашлись и другие кандидатуры: в «Особый взгляд» заслуженно отобран «Охотник» Бакура Бакурадзе, работа над которым шла около двух лет. Очевидно, отборщиков впечатлила история сурового фермера из дикой, но прекрасной глуши, находящегося в особых отношениях с землей, природой и целым миром. Кстати, в каннской программе «Двухнедельник режиссеров» уже показывали полнометражный дебют Бакурадзе «Шультес».

Три самые ожидаемые картины — это «Меланхолия» (Melancholia) Ларса фон Триера, «Древо жизни» (The Tree of Life) Терренса Малика и «Кожа, в которой я живу» (La piel que habito) Альмодовара.
В «Меланхолии» герои (Кирстен Данст, Кифер Сазерленд, Шарлотта Гензбур, Шарлотта Ремплинг и другие) терзаются семейными драмами в то время как Землю неминуемо должна уничтожить летящая к ней неизвестная планета. Обещано, что в фильме будут и красота, и научная фантастика, и романтика — и никаких хэппи-эндов». Можно подумать, у фон Триера они когда-нибудь случались.

«Древо жизни» – пятая картина Терренса Малика за почти что тридцать лет, и ее ждали в Каннах уже давно. Известно, что сыграли в ней Брэд Питт и Шон Пенн, но трудно понять, что там происходит: как будто бы действие драмы отнесено в 50-е, но присутствуют и фантастические допущения — вплоть до сцен из доисторической эпохи.

Поставить фильм по детективу Тьерри Жонке «Тарантул» Педро Альмодовар собирался еще в начале 2000-х. Сам он описывает «Тарантула» как «напряженную драму, которая местами приближается к нуару, местами — к фантастике, местами — к хоррору». Главного героя — пластического хирурга — сыграл Антонио Бандерас.

Открывать Канны будет «Полночь в Париже» (Midnight in Paris) Вуди Аллена с Рейчел Макадамс, Оуэном Уилсоном, Эдрианом Броуди и женой французского президента Карлой Бруни. За последние шесть лет Аллен снял восемь фильмов, из них четыре — в Лондоне и один — в Барселоне, и вот теперь режиссер с атлетической выносливостью взялся за Францию. Как бы в пандан комедии с Карлой Бруни покажут «Покорение» (La Conquete) телевизионщика Ксавье Дюрринжера: это сатирический взгляд на карьеру Николя Саркози. Еще одну внеконкурсную комедию — «Художник» (The Artist) — снял француз Мишель Азанависьюс («Агент 117») в Лос-Анджелесе, в главной роли — Джон Гудмен. С показа в Каннах начнут мировой прокат и четвертые «Пираты Карибского моря» (Pirates of the Caribbean: On Stranger Tides).

Вне конкурса покажут третий режиссерский опыт Джоди Фостер — «Бобер» (The Beaver), в котором играют Мел Гибсон и сама Джоди Фостер. Гибсон изображает топ-менеджера на грани нервного срыва, который общается с женой и детьми с помощью игрушечного бобра. Фостер загодя предупреждает, чтобы фильм не воспринимали как комедию, но опасения напрасны — выглядит это очень страшно.
Шехар Капур спродюсировал внеконкурсный «Болливуд» (Bollywood - The Greatest Love Story Ever Told) — лучшие индийские пляски за всю историю кино.

В конкурс из каннских завсегдатаев на этот раз попали братья Дарденны, Аки Каурисмяки, Нанни Моретти, Нури Бильге Джейлан, Ален Кавалье, Паоло Соррентино, Педро Альмодовар.

Братья Дарденны привезут драму «Мальчик с велосипедом» (Le Gamin au vélo), в которой опять обращаются к теме взаимоотношений отца и сына. Нанни Моретти в фильме Habemus Papam расскажет о папе, который после избрания не желает принимать пост понтифика (роль Мишеля Пикколи). Каурисмяки снял франкоязычную картину «Гавр» (Le Havre) о гаврском чистильщике обуви и маленьком африканском иммигранте. «Однажды в Анатолии» (Once Upon a Time in Anatolia) Джейлана — история доктора из турецкой провинции. В «политической драме» «Патер» (Pater) режиссер Кавалье и актер Венсан Линдон, «президент» и «премьер-министр» как будто бы снимают друг друга в течение года.

Бертран Бонелло уже дважды побывал в Каннах — со скандальными картинами о порнографе и транссексуале. В «Доме терпимости» (House of Tolerance) действие происходит в борделе начала ХХ века.

Плодовитый Такаси Миикэ участвует с исторической драмой «Харакири: Смерть самурая» (Hara-kiri: Death of a Samurai) — ремейком фильма 1962 года, первым 3D в каннском конкурсе. В общем-то название содержит краткое изложение сюжета.

Наоми Кавасэ, получившая в 2007 году каннский Гран-при за «Утренний лес», на этот раз участвует с фильмом «Ханедзу» (Hanezu-no Tsuki), о котором известно только то, что он посвящен связи времен и поколений и действие происходит в исторической провинции Асука — колыбели японской государственности.

Если бы шотландка Линн Рэмзи снимала чаще, ее можно было бы назвать любимицей Канн: здесь в 1996 году получил Гран-при жюри ее короткометражный диплом «Маленькие смерти» (Small Deaths), через два года — короткий метр «Газовщик» (Gasman), позже побывали ее фильмы «Крысолов» (Ratcatcher) и «Морверн Каллар» (Morvern Callar). «Нужно поговорить о Кевине» (We Need to Talk about Kevin) — это воспоминания матери (Тильда Суинтон) о событиях до и после школьной бойни, которую устроил ее сын.

«Женский источник» (La source des femmes) — это комедия о взаимоотношениях полов в деревне: женщины угрожают мужчинам отказать в удовольствиях, если те не будут носить воду из дальнего колодца. Режиссер Раду Михайляну — еврей, родившийся в Румынии, но уже тридцать лет живет и снимает во Франции. Некогда снял «Поезд жизни» (Train of Life) о евреях, пытающихся бежать от Холокоста, «Приди, увидь и стань» (Live and Become) про эфиопского мальчика-еврея, а два года назад — «Концерт» (Le Concert) про директора Большого театра, сыгранного Алексеем Гуськовым. Теперь он обратился к другому своему коньку — африканской теме.

Конкурсный «Драйв» (Drive) — экранизация романа Джеймса Саллиса: герой Райана Гослинга, голливудский каскадер, по ночам шоферит у бандитов — и однажды обнаруживает, что все идет наперекосяк. Режиссер Николас Виндинг Рефн некогда прославился трилогией «Пушер» (Pusher).

Собственно еврейская тема будет прямо затронута в двух конкурсных фильмах. «Похоже, это здесь» (This Must Be the Place) — англоязычный дебют Паоло Соррентино, давно вошедшего в каннскую «обойму». Шон Пенн играет рок-звезду на пенсии, которая отправляется из Дублина в Нью-Йорк, чтобы помириться с умирающим отцом. Только после смерти отца он узнает о том, что тому пришлось пережить в Аушвице, и решает найти палача — офицера СС, укрывшегося где-то в американской глубинке.

«Сноска» (Hearat Shulayim) будет единственным фильмом, представляющим Израиль. Режиссер Йосеф Седар известен тем, что разрабатывает сугубо израильские темы. В 2007 году он получил «Серебряного медведя» как лучший режиссер за военную драму «Бофор» (Beaufort). Герои «Сноски» – отец и сын, Уриэль и Элиэзер Школьник, которые преподают на отделении Талмуда Еврейского университета. У них нелегкие отношения на грани жестокого соперничества: в том числе и потому, что сын с радостью принимает все, что исходит от университета, в то время как отец политику университета отвергает. Ситуация усложняется, когда в поле зрения появляется престижная израильская награда.

После разгрома, который устроили Каннам критики в 2010-м, нынешняя программа позволяет надеяться, что с фестивалем все вовсе не так уж плохо. Как минимум, будет интересно.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе