Канн-2011: авторы и Голливуд

Победители и скандалисты Каннского кинофестиваля

Нынешний Каннский фестиваль стал в определенной степени антиподом прошлогоднего: если в 2010-м конкурс был так слаб, что судьба фестиваля вызывала серьезные опасения, то на этот раз в программе участвовало много сильных и важных картин. Судя по темам фильмов, сегодня режиссеров волнуют взаимоотношения поколений, уязвимость детей и место женщины в обществе. Но можно сделать и другой вывод: эти вопросы прежде всего интересуют собственно отборщиков и организаторов Каннского фестиваля.

В последний момент включив в программу картины двух иранских режиссеров, преследуемых властями — «Это не фильм» (In Film Nist) Джафара Панахи и «До встречи» (Bé Omid é Didar) Мохаммада Расулова, и жестко отреагировав на высказывания фон Триера, Канн напомнил, что придерживается четко определенных политических взглядов.

Кадр из фильма "Древо жизни"«Золотая пальмовая ветвь», доставшаяся картине «Древо жизни» (The Tree of Life), все-таки стала определенным маркером — кто бы что ни говорил о достоинствах и недостатках фильма Терренса Малика. Возможно, картина, рифмующая взросление в американской глубинке с эволюцией мира, и балансирует на грани хорошего тона, а Малик переборщил с пафосом и китчем, но одно безусловно: «Древо жизни» – неординарная работа, примиряющая сугубо личное видение мира и голливудский размах. В российский прокат «Древо жизни» выйдет 9 июня.

Николас Виндинг РефнДатчанин Николас Виндинг Рефн, награжденный за фильм «Драйв» (Drive) как лучший режиссер, заходит на территорию Голливуда с другой стороны: он снял в Америке действительно драйвовый жанровый фильм о голливудском каскадере (Райан Гослинг) и ограблениях. «Драйв» даже поначалу прочили в блокбастеры, но потом больше соблазнились фестивальными перспективами.

Йосеф СедарКартина «Примечание» (Footnote) израильского режиссера Йосефа Седара заслужила приз за лучший сценарий — и о нем отдельно.

Гран-при жюри достался пополам двум чистейшим образцам авторского кино: фильмам «Однажды в Анатолии» (Once Upon a Time in Anatolia) Нури Бильге Джейлана, в 2008 году уже названного в Каннах лучшим режиссером, и «Мальчик с велосипедом» (The Kid with a Bike) братьев Дарденн, награжденных на фестивале уже неприлично много раз.

Кадр из фильма "Однажды в Анатолии"Джейлан снял глубокую, филигранно сплетенную картину. Если попытаться пересказать сюжет, выйдет полная чушь: на протяжении 2 часов 37 минут экранного времени полицейские и подозреваемые разъезжают по ночным полям турецкой провинции в поисках места, где зарыто тело жертвы. Но из случайно выплывающих деталей, из прерванных диалогов (порой в полном диссонансе с происходящим в кадре), из длинных бессловесных сцен вырастает совершенно иное пространство действия. Многие критики считали, что «Золотая ветвь» достанется именно Джейлану.

Кадр из фильма "Мальчик с велосипедом"Дарденны тоже ходили в фаворитах критиков: братьям удалось сделать простой и цельный фильм об отношениях между родителями и детьми. Мальчик со сложным характером не хочет поверить, что отец сдал его в приют, но постепенно, когда о нем начинает заботиться милая женщина (Сесиль де Франс), воплощающая чуть ли не абсолютное добро и понимание, он осознает реальное положение вещей. Правда, простота здесь местами оборачивается условностью, и в финале Дарденны, по обыкновению, читают зрителю мораль.

«Артист» (The Artist) Мишеля Хазанавичуса отдает дань «золотому веку» Голливуда — эпохе черно-белого немого кино – как визуально (фильм немой и черно-белый), так и содержательно: сюжет строится на цитатах из фильмов «золотого века». Смелый режиссерский эксперимент, но универсальный язык кино понятен всем. Жан Дюжарден, сыгравший главного героя в картине, получил приз за лучшую мужскую роль.

Режиссер и актриса Майвенн Ле Беско ( известная по роли Плавалагуны в «Пятом элементе») получила приз жюри за фильм Poliss, название которого Сэм Клебанов предложил перевести как «Палиция» – хронику отдела, борющегося с преступлениями против детей. Призы Майвенн и Рефну — неожиданное, но понятное решение: фестиваль не может и не должен из года в год привечать одних и тех же авторов.

Особый случай – «Меланхолия» Ларса фон Триера. Скандальная пресс-конференция вышла боком абсолютно всем. Режиссер необдуманными словами подпортил фестивальное и творческое будущее не только себе, но, возможно, и прокатный успех своей грандиозной «Меланхолии». Ходят упорные слухи, что каннской администрации звонили из больших голливудских студий и что на прокатчиков и продюсеров следующих проектов фон Триера (например, новых «Пяти препятствий» с Мартином Скорсезе) оказывают давление. Что бы там ни говорили, первая половина Каннского фестиваля прошла в ожидании премьеры «Меланхолии», а вторая — в тени глупого скандала, затмившего собственно художественные достоинства картины.

Награждение Кирстен Данст за лучшую женскую роль стало не только объективно справедливым выбором, но и лучшим выходом из положения: выдающийся фильм и актриса получили признание независимо от оценки слов режиссера.

Критики были разочарованы тем, что ничего не досталось «Гавру» (Le Havre) Аки Каурисмяки, потому, очевидно, и присудили ему приз ФИПРЕССИ. Эта оптимистическая и несколько сюрреалистическая история рассказывает о юном африканском эмигранте, попавшем во Францию, в коммьюнити людей, которые выглядят и живут так, как будто их перенесли прямо из 50-х. Фильм ностальгирует об исчезнувшем мире, о другой жизни и других ценностях (существовавших, возможно, только в кино) — и нарочитая старина неизбежно вступает в конфликт с современностью.

Паоло Соррентино, привезший в Канн свой первый англоязычный фильм «Должно быть, это здесь» (This Must Be the Place) с Шоном Пенном, остался без призов. Точнее, ему досталась совсем уж утешительная награда Экуменического жюри: в картине со свойственным ему юмором режиссер отправил фриковатую рок-звезду из Европы в Америку искать нацистского преступника.

Теренс МаликА вот кому стоит посочувствовать, так это Педро Альмодовару: «Кожа, в которой я живу» (The Skin I Live In) не получила ничего. Альмодовар в этой картине не изменяет своей китчевой эстетике и вновь доводит ее до абсурда. К сериальным страстям, супружеским изменам, обгоревшим женам, случайным изнасилованиям, сумасшедшим дочерям теперь добавились фантастические достижения в области пластической хирургии — при этом страсти заключены в оболочку напряженного триллера, когда каждый поворот сюжета до смешного неожиданен.

И как бы там ни было, каннские призы в очередной раз расставили вешки на местности, обозначив, куда движется кино. Направление примерно можно было понять по составу жюри: режиссер Оливье Ассаяс — истинный французский «автор», шведская журналистка Линн Ульманн, дочь Ингмара Бергмана и Лив Ульманн, гонконгский специалист в жанре «экшн» – режиссер Джонни То, гонконгский же продюсер Наньсунь Ши (по совместительству жена режиссера Цуй Харка), аргентинская актриса Мартина Гусман, чадский режиссер Махамат-Салех Харун – и три голливудские звезды первой величины: Роберт Де Ниро (председатель), Ума Турман и Джуд Лоу. И странно ли, что при таком количестве экстраординарного и непривычного в Канне по-прежнему в почете старый добрый Голливуд.

Рецензия на фильм Йосефа Седара "Примечание"


    • Два Школьника над Талмудом

      Сегодня / Пули над Бродвеем Максим Туула 30 мая 2011

      Элиэзер и Уриэль Школьники изучают Талмуд в Еврейском университете Иерусалима. Элиэзер (отец) — «книжный червь», дотошный схоласт. Уриэль – поп-звезда от науки, любим и ценим всеми — кроме собственного отца. Противостояние характеров и противостояние научных подходов создают основную интригу фильма.

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе