Израильская первомайская, «Аве Мария» и песни разных народов

Маша Тууборг 11 октября 2012
Вчера в кинотеатре «Пионер» открылся XII фестиваль израильского кино. Народу было довольно много, иврит звучал чаще, чем русский. Пока все собирались, музыканты развлекали публику мелодиями и ритмами зарубежной эстрады, даже вроде попытались сбиться на «Аве Мария», но быстро передумали.

Торжественная часть явно удалась — все выступавшие говорили о самом важном. Депутат Кнессета Реувен Ривлин сообщил, что Москва — естественное место для проведения такого фестиваля, потому что «в России кино тоже рассматривается как ценность, а не как промышленность» (ну, это он Москве польстил), а еще рассказал, что кино в Израиле стало развиваться только благодаря принятому Кнессетом закону о господдержке: «Общественная правительственная поддержка без намека на патронаж дала потрясающие результаты... Продолжайте творить, продолжайте снимать, продолжайте критиковать политиков». Собравшиеся не без удовольствия пообещали продолжать, особенно по поводу политиков.

Депутат Кнессета Марина Солодкина неожиданно напомнила собравшимся, что давно пора выплатить пенсии тем, кто заработал их в России, а потом уехал жить в Израиль. Не дождавшись ни от кого ответа, Солодкина рассказала анекдот: «Тебе понравился фильм "Аватар"? — Очень, только там немцы больно уж страшные». Это стало хорошим предисловием к фестивалю израильского кино: сразу стало понятно, что израильтяне во всех фильмах запрятали страшных немцев.

Были и другие выступающие — например, актер Владимир Фридман спел под гитару «Израильскую первомайскую», праздничную песню с припевом «Кипастая, пейсатая, никем не победимая, страна моя носатая, ты самая любимая». Я не придумываю. Присутствующие охотно подпевали.
После такого вступления любое кино меркнет. Но фильм «Ложь во спасение» Майи Кениг (его будут повторять 13 октября) всем понравился. Это зрительское кино о семейных отношениях между инфантильным вруном-отцом и задумчивой тринадцатилетней дочерью. Они решают выдать себя за беженцев с севера во время Второй ливанской войны, чтобы их кто-нибудь приютил, потому что девочка только что прилетела из Калифорнии, где ее мама решает свои проблемы, а папа, девять лет не видевший дочку, как раз оказался без работы, без дома и без денег. Герои немножко слишком милые и плоские, сюжет с какого-то момента становится предсказуемым, как школьный учебник по природоведению, но зато фраза «а потом мы пойдем к Стене Плача, повеселимся» много говорит о характере героя. В этом фильме страшные немцы остаются за кадром.


    • Дотянуться до чистой изнанки

      Сегодня / Пули над Бродвеем Евгения Тиновицкая 11 октября 2012

      Город-Зурбаган, где лестница — разновидность улицы, где русские старушки сидят на лавочках бок о бок с эфиопскими, где на окнах португальские деревянные ставни и море проступает отовсюду. И на каждой из этих улочек разворачивается свое израильское кино.

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе