Две звезды

"Телохранитель", режиссер Уильям Монахан

Телохранитель
London Boulevard
США, Великобритания, 2010
Режиссер: Уильям Монахан
В ролях: Кира Найтли, Колин Фаррелл, Анна Фрил, Стивен Грэм, Рей Уинстон, Дэвид Тьюлис, Эдди Марсан

Обычная история: парень выходит из тюрьмы и встречает девушку. Девушка предлагает парню работу: защищать другую девушку, потому что ей досаждают папарацци. Нужно быть решительным и сильным, нужно быть тактичным и терпеливым. Парень, в принципе, не возражает. Но с другой стороны к нему подходят друзья из прошлого, зовут в светлое будущее и явно копают парню могилу. Парень упирается как может, потому что гангстером больше быть не хочет. Но, как говорится, за вход — рубль, за выход — два.

Колин Фаррелл в фильме «Телохранитель» играет отсидевшего и повидавшего мелкого бандита Хардмана Митчелла. Персонаж у него вроде того, что был в картине «Залечь на дно в Брюгге», только в Лондоне. Кира Найтли играет примерно Киру Найтли (тут ее зовут Шарлотта), застрявшую в депрессии после травматичного опыта на съемках. У нее приступы паники, отвращение к себе, она рисует мрачные полотна с папой римским в главной роли и стесняется ходить в аптеку за прокладками. Дэвид Тьюлис (Римус Люпин из «Гарри Поттера») убедительно изображает бывшего актера — укуренного мажордома Шарлотты. Несколько других хороших людей тоже что-то такое изображают. Режиссер играет в британский гангстерский боевик и получает от этого радость и удовольствие.

Тут надо сказать, что Уильям Монахан по профессии вообще-то сценарист: «Отступники», «Царство небесное» и «Совокупность лжи» — его рук дело. Американец родом из Бостона, Монахан очевидно питает нежность к европейскому кино вообще и к творчеству Гая Ричи в частности. Нежность эту он вкладывает в каждый кадр своего дебютного фильма. Все плохие герои курят (а кто не курит — тот не герой; а хороших здесь вовсе нет). Ни одна сцена не обходится без драки или перестрелки. Наличествуют сентиментальные фрагменты с дружественными бомжами, сестрами-алкоголичками и подобранными животными. В целом жизнь ведет себя несправедливо. Движущая сила фильма — гуманистический конфликт нравственного закона и вездесущего зла, выбор между милосердием и воздаянием.

У Митча на шее неотмщенный труп друга, у Шарлотты в шкафу неотмоленный скелет врага. Их тянет друг к другу, и силой этой тяги возникает романтическая связь, но не в сюжетном, а в идейном смысле: это неразрывная связь двух концепций, одна из которых держится на плечах другой, история Ветхого и Нового завета, изданных одной книгой.

Хардман Митчелл живет по закону «зуб за зуб». Он, может, и не хотел бы так и в какой-то момент даже объясняет главному злодею: «Я не хочу быть гангстером! Если бы я был гангстером, я бы убил тебя и забрал себе все, что у тебя есть!» Шарлотта, напротив, хотела бы все простить, уйти с миром и жить в любви, но не способна сделать это без посторонней помощи — ей нужен спаситель, искупитель, тот, кто заплатит по счетам. В таком раскладе хэппи-энда быть не может. Хотя всем очень хотелось бы. Но нельзя: закон прежде любви.

Впрочем, это все, разумеется, домыслы. На самом деле здесь обычная история: девушка хочет поближе познакомиться с парнем. И ей подворачивается шанс: парень должен сыграть ее телохранителя. Придумывать обоим ничего особо не придется, все просто: хорошая девочка встречает хулигана. Ему придется быть решительным и сильным, тактичным и терпеливым, и обязательно будет сцена с поцелуем. Парень, в принципе, не возражает, продюсеры, в принципе, тоже, и все вроде бы довольны. Но тут из-за угла выходят критики и явно хотят всех закопать: кривятся и ставят фильму две звезды на двоих, по звезде на нос. Только кто же слушает критиков, когда Кира Найтли целуется с Колином Фарреллом? Никто и не слушает.

И другие обычные истории:

О смерти и прощении
О смерти и безумии
О смерти и забвении
О жизни и самосовершенствовании


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе