Два Школьника над Талмудом

"Примечание", режиссер Йосеф Седар

Примечание
Footnote / Hearat Shulayim, 2011
Режиссер: Йосеф Седар
В ролях: Шломо Бар Аба, Лиор Ашкенази

Картина Йосефа Седара – не совсем то, с чем мы привыкли ассоциировать понятие «фестивальное кино». Начать с того, что это комедия. Будь она снята в Америке, на английском языке и в более понятных среднестатистическим американцам реалиях, ее ожидал бы умеренный успех в прокате. Но фильм сделан в Израиле, на иврите, главные герои — ученые-талмудисты, а потому путь его лежал прямиком на фестивали. В итоге «Примечание» было отобрано для каннского конкурса — что не совсем типично: в картине нет привычно-интересующей фестиваль проблематики, но в этом году тема взаимоотношения поколений оказалась главной. В итоге Йосеф Седар получил приз за лучший сценарий.

История действительно выстроена искусно и рассказывает гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Прославивший Йосефа Седара фильм «Бофор» (берлинский «Серебряный медведь» 2007 года за режиссуру) показывал взаимоотношения внутри группы солдат, готовящихся отступать из Южного Ливана. В «Примечании» действие происходит в академической среде, а основное напряжение возникает в отношениях между отцом и сыном.

О соперничестве между ними сообщают уже первые сцены. Элиэзер и Уриэль Школьники изучают Талмуд в Еврейском университете Иерусалима. Элиэзер (отец) — «книжный червь», дотошный схоласт, который десятилетиями копался в манускриптах, пока его открытие волей случая не уплыло к другому исследователю. Его характер — под стать работе: ворчливый, нелюдимый и придирчивый, Элиэзер не известен почти никому. Это человек-«примечание»: главное достижение в научной карьере — сноска на его имя в труде авторитетного ученого. Элиэзер комичен: он расхаживает с пакетом, его всегда подозрительно досматривают секьюрити, а однажды не пускают на прием в честь собственного сына — и похоже, он к этому привык. Кому не знаком подобный тип ученого? Может быть, он гений, может быть — графоман от науки.

Уриэль, наоборот, всегда на виду: открытый, общительный, харизматичный, он успевает и издавать книги, и, как Владимир Спиваков, выступать везде, где только можно. Поп-звезда от науки, он любим и ценим всеми — кроме собственного отца. Элиэзер однажды замечает: «В твоей работе много нового и верного. Но эти новые вещи не верны, а верные — не новы».

Противостояние характеров продолжается противостоянием научных подходов. Режиссер старается держаться в стороне от оценок, не принимать ничью сторону, и по ходу действия высказываются самые разные мнения о том, кто же из двоих сделал больше для науки. И это немаловажно: оба героя жаждут признания.

Соперничество разгорается еще больше, когда Элиэзеру звонят из министерства образования и поздравляют с присуждением Премии Израиля, которая обходила его стороной уже много лет. Элиэзер преображается, у него в руках теперь козырь: наконец-то он может свысока беседовать со своим успешным сыном. Только вот Уриэлю конфиденциально сообщают, что награду отцу вручат по нелепой ошибке, которую нужно исправить: предназначалась она Школьнику-младшему. Честолюбие подвергает испытанию как сыновнюю, так и отцовскую любовь, которая, как оказывается, сильнее, чем им обоим мнилось. Втайне друг от друга они пытаются сделать сложный моральный выбор, и неоднозначный финал по-своему трагичен.

Седар неслучайно выбрал отделение Талмуда Еврейского университета, известное своим ригоризмом. Иронична сама ситуация с ошибкой: ошибки недопустимы для исследователя-талмудиста. Неслучайна и Премия Израиля: решения призового комитета зачастую вызывают бурю критики. Одна из самых остроумных, смешных и одновременно драматичных сцен фильма — обсуждение путаницы с именем лауреата: около десятка ученых набивается в маленький кабинет, усаживается за стол со скромной закуской, при этом выйти из комнаты не так просто. Эти детали и реалистичны, и метафоричны: столь же тесно, мало и интимно академическое сообщество талмудистов. Весь фильм построен на подобных образах и точнейших мелочах.

Вообще, комические ситуации «Примечания» неизменно влекут за собой серьезные последствия, и через некоторое время становится неловко за свой смех. С развитием сюжета градус трагизма нарастает. В финале режиссер оставляет зрителя один на один с непростой дилеммой, и Талмуд имеет весьма к ней уже весьма отдаленное отношение.

И другие победители Каннского кинофестиваля 2011


    • Канн-2011: авторы и Голливуд

      Сегодня / Пули над Бродвеем Максим Туула 30 мая 2011

      Нынешний Каннский фестиваль стал в определенной степени антиподом прошлогоднего: если в 2010-м конкурс был так слаб, что судьба фестиваля вызывала серьезные опасения, то на этот раз в программе участвовало много сильных и важных картин. Судя по темам фильмов, сегодня режиссеров волнуют взаимоотношения поколений, уязвимость детей и место женщины в обществе.

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе