Дикарь и еще дикее

"Орел девятого легиона", режиссер Кевин Макдоналд

Орел девятого легиона
The Eagle
США, 2011
Режиссер: Кевин Макдоналд
//**В ролях:** Чаннинг Татум, Джейми Белл, Дональд Сазерленд, Марк Стронг

Центурион Марк Аквила едет служить на дальние окраины Священной Римской империи. Марк — потомственный военный, чей отец командовал Девятым Испанским легионом. Служил в Иудее, в Египте, а потом исчез бесследно где-то в тумане Британии вместе со своими солдатами. Марк хочет быть достоин своего отца и надеется выяснить хоть что-нибудь о его пропавшем отряде, поэтому просится служить в Британию. На месте назначения в первой же схватке с племенами бриттов Марк получает ранение и выбывает из строя. Он лечит ногу, печалится о своей участи и скучает по дому. Дядя Аквила приглашает раненого племянника жить к себе в Каллев, и потихоньку Марк приживается на чужой земле.

Потом у него появится раб из местных — юноша одного с Марком возраста; потом — знакомая девушка смешанных кровей, а со временем тайна отцовского легиона поманит за собой в самое сердце дикой земли.
Приключенческое боевое кино для детей старшего школьного возраста снято по роману Розмари Сатклиф. В главных ролях — голливудский красавчик Ченнинг Татум и неказистый британец Джейми Белл. Дональд Сазерленд и Марк Стронг выступают как тяжелая кавалерия, но их вообще никто не заметит. В сравнении с книгой события и отношения героев безнадежно изуродованы.

Римляне у Макдоналда — религиозные самодовольные громилы, британские племена — бритоголовые (или волосатые) неодетые варвары без намека на честь и совесть. Упорство главного героя в поисках остатков отцовского легиона ничем не мотивированы, режиссера не интересуют ни этнография, ни психология, ни собственно приключения. Его интересуют только драки: бои на арене, в лесу, в поле, на мечах и на кулаках. Все остальное время люди куда-то скачут, выясняя, кто из них дикарь.

Можно спросить, зачем же писать про такое плохое кино. Ответ все тот же — история больше экранизации.
Книга Сатклиф — неторопливое повествование, романтическая, лирическая даже история превращения мальчика в мужчину, колонизатора в аборигена, врага в друга. Легионер Марк, который в исполнении Татума выглядит неуравновешенным профессиональным убийцей, в книге — романтический юноша, ведомый воинским долгом, честью и сыновней почтительностью. Он никогда не кричит, потому что хорошо воспитан, и никого не убивает зря. Ранение ломает ему карьеру, но дарит возможность и время, чтобы увидеть чужие земли и племена другими глазами — глазами человека, чей дом отныне здесь.

Его раб и друг Эска, бывший гладиатор и сын вождя племени бригантов в фильме бегает злобным волчонком. В книге он храбрый воин и верный друг. Больше того, в книге есть и настоящий волчонок, история которого работает красивой метафорой:чтобы сделать друга из врага, нужно дать ему свободу уйти или остаться.

В фильме же римляне предают своих и возвращаются через два десятка лет из соображений стыда, бритты режут детей за предательство, и смотреть это совершенно незачем. Как водится, читайте лучше книгу. Под обложкой-постером живет крайне осмысленный текст, который под видом приключенческой книги доводит до сознания дикарей идею и смысл понятий «ассимиляция» и «культурное взаимопроникновение».

Смысл путешествия Марка не в том, чтобы найти символ легиона — золотого орла на древке; не только в этом. Уходя в лес из военного городка с мощеными дорогами и прямыми улицами, Марк погружается в дебри чужой ментальности. Так начинается знакомство двух культур.

Каждый раз, когда речь заходит о колонизации в том или ином ее виде, первым делом начинается грызня, кто кому больше сделал хорошего и кем бы вы были, если бы не мы. Второй шаг — возрождение самобытности колонизированных, иногда спустя много веков и поколений. Греки, варяги, индейцы, чукчи, теперь вот дикие британцы.

Розмари Сатклиф между тем легко и аккуратно демонстрирует, в чем суть любого культурного взаимопроникновения: для него нужны два человека, связанные чем-то большим, чем вражда, — не обязательно любовью, хотя бы дорогами и песнями, хорошей охотой и разделенным на двоих сырым мясом. Потом, правда, начинаются проблемы с идентичностью, но это уже другая история. Книга Сатклиф тоже, в общем, скорее для старшего школьного возраста, но большего и требовать не стоит — есть люди, вроде Кевина Макдоналда, которые не в состоянии осилить даже такую простую книжку.

И другие взаимопроникновения:

Британского и голливудского кино
Документального и художественного
Правды и мистификации


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе