Децл утешения

"Квант милосердия". Режиссер Марк Форстер

Квант милосердия
Quantum of Solace
Великобритания-США, 2008
Режиссер: Марк Форстер
В ролях: Дэниэл Крэйг (Джеймс Бонд), Ольга Куриленко (Камилла), Джуди Денч (М), Матье Амальрик (Доминик Грин)

Они говорят, я на пути к излечению. «Мы вам покажем такое кино, где вы не найдете ни одного еврея». Да вы с ума сошли! Во-первых, я и так совершенно здорова. Во-вторых, я их не ищу, просто они везде.

Ну хорошо, кино. Кто-то очень быстро куда-то едет, стреляет, в него кто-то тоже стреляет. О, я помню этого человека, мы однажды встречались, я спросила, как пройти в казино. Он еще так по-дурацки представился, не помню…

Связь. Джеймс Связь. Точно. Он какой-то связист. Или связной? Нет, где-то я его видела еще до казино, и это было не очень приятно. Хотя мужик вроде милый, костюмчик на нем сидит элегантно, и еще он прекрасно играет в карты, только с женщинами ему не везет. Ну вот, я же говорю, опять не повезло, теперь ему досталась какая-то с облезлой спиной. Он ее от кого-то спасает, а за всем этим наблюдает еврейчик с мелкими чертами лица. Доминик Грин его зовут. Чует мое сердце, это и есть главный злодей, слишком у него глазки маленькие, значит, эго должно быть огромным. Прекрасно. И с этой бабой, у которой спина, главный злодей как-то нехорошо попрощался. Хм, может быть, у героя фамилия Связь именно из-за женщин? Он с ними всегда связывается? И всегда неудачно? Странный какой-то этот Джеймс, уже полчаса прошло, а он еще ни разу никому не представился. Или как-то по-другому его звали…

Обязательство. Джеймс Обязательство. Точно-точно. Он ведь такой положительный, такой прекрасный работник. Где он там работает связистом? А, ну да, в британской разведке. Ну и что, в британской разведке. Если британская, то уже и не люди, что ли? Вон там какая милая пожилая женщина служит в офисе. Видимо, это мама Джеймса, он ласково называет ее «М». Она постоянно за ним следит, ездит за ним по всем странам и все время уговаривает: «Не мог бы ты не убивать вот этого? А вот этого? Надень носочки, а то простудишься!» Он, конечно, ее не слушает и продолжает убивать. Тема носочков не раскрыта. Я, правда, совершенно пока не понимаю, кого он там убивает, за что и почему, но ему виднее, а мама вроде бы не очень расстраивается. Какие-то у них там проблемы с Боливией, международная организация «Квант». А, ну да, фильм называется «Квант милосердия». Quantum of Solace. Доля сочувствия. Слабое утешение.

Слабое утешение – для Джеймса это, очевидно, убийство. У него, оказывается, недавно умерла возлюбленная, и он, натурально, съехал с катушек, поэтому больше никому и не рассказывает, как его зовут. Потерял себя. И не найдет, пока не отомстит за смерть девушки. Я смотрела похожее кино, там человек тоже забыл, кто он такой, и все время от всех бегал. Этот вот тоже хочет все забыть, забыть все годы тренировок, миллионы коктейлей, которые нельзя было перемешивать, смокинги и астон-мартины, необходимость держать спину, тренировать безразличный взгляд повесы. Оковы. Джеймс Оковы. Все эти машинки, женщины, часы, сигары сковывали его прочнее наручников, надежнее контрактов.
Рано или поздно он должен был съехать в кювет, поспать хотя бы минут двадцать, прийти в себя. Последней каплей стала смерть очередной его женщины, - с тем же успехом это могла быть авария его очередной машины или намокшая сигара. Просто мир вдруг стал другим, и единственный выход – забыть все, что знал, убить всех, кто напоминает тебе о прошлом. Ну, маму можно не убивать, ладно.

О, какая красота, «Тоска», второй акт! Та самая опера, в которой персонажи словно хотят утвердиться любой ценой, сокрушая и попирая все, что им препятствует. Раб. Джеймс Раб, восставший против обстоятельств. Но ничего у тебя не получится, ты вынужден подчиняться условиям игры. Ты не сможешь отомстить собственному прошлому, даже если спасешь всю Боливию от злодейских планов Доминика Грина. Джеймс, зачем ты взрываешь шикарную гостиницу в пустыне? Это ведь чистое замещение, тебе любой психоаналитик это объяснит. Ты ведь на самом деле хочешь взорвать весь свой шик и элегантность, торчащие посреди пустыни идиотского сюжета? Не поможет, Джеймс. Хоть ты все взорви, хоть ты десяток раз поменяй место жительства, хоть в Казань поезжай вместе со своей М, хоть в Бруклин - не поможет.

Вспомнила. Я вспомнила, где я его видела! Это ж Облигация! Жека Облигация, друг детства моего второго мужа, мелкий воришка, уехавший из Одессы куда все уезжали из Одессы. Мы столкнулись с ним лет десять назад на улице в Бруклине, мой идиот тогда еще кинулся ему наперерез с криками: «Ой Жека, да как ты здесь, да откуда?» - а тот дернулся, глаза забегали, и так высокомерно: «Ай доунт ноу ю». Я потом весь вечер выслушивала рассказы о том, как Жека воровал в трамваях и соблазнял девок угнанными из Львова «жигулями». Да я спокойна, сестра, не заслоняйте экран! Жека, твою мать! Ю донт ноу май хазбанд, мазафака? Ю? Но я-то тебя узнала! Ты Бонд. Жека Бонд. Я тебя… я… ю…

Другие одесские евреи:
Ликвидация
Сердца пятерых
Язык выживания


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе