• Ямб вашу мать, или Графоман в эмиграции

    Шауль Резник 5 февраля 2009

    Многие считают, что алия 90-х привезла в Израиль пьянство и проституцию. Немногие знают о третьем импортном грехе на букву «П». Его имя – поэзия.
    Русскоязычные графоманы живут в маленьких городках на юге и севере Израиля. Там субсидированное жилье и ряженка в магазине. Там на афишной тумбе висит рукописное объявление: «Музыкальный ринг в клубе пенсионеров! 2 часа на сцене Сара и Фира».

  • Москвичи – одно из потерянных колен

    Ян Шапиро 30 января 2009

    Им нигде не рады - но все равно их везде полно.
    Их волнуют только деньги, это вам каждый скажет. И они все богатые, все! – хотя и пытаются это скрывать.
    Все они норовят быть юристами и бизнесменами, в крайнем случае – врачами. А много ли их среди воркутинских шахтеров?
    Они, видишь ли, избранные! Уважают только своих, да и то не всех – что, не ясно, о ком это?

  • День рождения в Лондоне

    22 января 2009

    Когда маме и Лотти было семнадцать, они наняли пролетку, отправились за несколько миль за город, в кабак, и напились джина. Извозчику тоже выдали джина, и, забыв, что предполагалось держать вылазку втайне, через два часа вернулись, стоя в пролетке и голося: «Уотфорд мерзкий городишко, Уотфорд грязный городишко, скоро, скоро мы уедем из Уотфорда!» Они не желали прозябать в глуши.

  • Лифта: взгляд со стороны

    Наталия Беленькая 16 января 2009

    В Лифту, где и раньше обитали разные люди - от бомжей до вольных художников, роскошно занимавших по целому дому каждый, - пришли поэты и любители разного рода веществ, изменяющих реальность. Лифтяне жили удаленно от глаз посторонних и полиции и время от времени выходили в город за едой. Умываться можно было в текущем неподалеку роднике.

  • Этгар Керет. Когда умерли автобусы

    Этгар Керет (перевод:  Линор Горалик) 8 января 2009

    Есть в Узбекистане одна деревня, которую построили буквально у самых врат ада. Земли там для сельского хозяйства совсем негожие, горное дело тоже не Бог весть как идет, и те гроши, которые людям удается наскрести, в основном приносит туризм. А когда я говорю «туризм», я не имею в виду всяких разных богатых американцев в гавайских рубашках. Туризм, о котором я говорю, — это туризм внутренний. Самый что ни на есть внутренний.

  • Еврейский Дед Мороз

    Анна Шварц 25 декабря 2008

    Маленькой елочке холодно зимой, страшно, темно, одиноко. Мечтаешь, чтобы кто-нибудь пришел и взял домой. Вместо этого приходит Ангел смерти – страшный мужик с топором, - и рубит нашу елочку под самый корешок.
    Так можно раз в год забыть про все это и пожить в свое удовольствие - с едой, выпивкой и огнями?

  • Кое-что о евреях в России и русских в Израиле

    Наталия Беленькая 19 декабря 2008

    В Израиле тремпом на определенном этапе жизни передвигаются почти все. Русские неформалы довольно быстро его освоили – и денег не берут, да и веселее так. Может быть, когда я окончательно вырасту и получу права, я тоже подвезу своего первого солдата – или компанию длинноволосых подростков, в которых я надеюсь узнать себя.

  • Рут Вайс. Евреи и власть

    11 декабря 2008

    Некоторые мыслители Новейшего времени пришли к убеждению, что несмотря на все помехи, отсутствие политической власти в долгосрочной перспективе пошло на пользу еврейскому народу.
    Этические идеи Иммануила Канта евреи смогли реализовать лучше, чем христиане, именно по той причине, что их не затронула порочность власти.

  • Бен-Цион Динур. Мир, которого не стало

    перевод:  Ася Вайсман 4 декабря 2008

    В одну из суббот, когда мы устроили собрание за пределами города и возвращались под вечер обратно, извозчики напали на нас с палками и камнями: «Смутьяны! Социалисты! Наглецы!» Мои товарищи были очень подавлены. Вечером я собрал совет и распорядился, что завтра ночью, когда извозчики поедут из города на станцию, мы должны выйти в поля им навстречу и стрелять в воздух.

  • Das Aug, dunkel

    Дмитрий Дейч 1 декабря 2008

    Ясно, что переводить Целана нельзя, но не переводить – невозможно. Ведь если его нет, кому-то придётся им стать или хотя бы сделать вид, что он - это он. Напрашивается вопрос: почему этот соратник (практически - любовник) Хлебникова, Цветаевой и Мандельштама, который, вообще говоря, мог оказаться русским поэтом, писал по-немецки? Какая досада!